Цензура, удушение свобод и попрание прав!

Русский Интернет живет в постоянном страхе. Не успели улечься страсти вокруг не работавшего несколько дней «Живого журнала», который сломали то ли хакеры, то ли его собственные сотрудники, как приключилась новая напасть. На сайте госзакупок обнаружился заказ правительства на выполнение научно-исследовательской работы на тему, цитирую: «Зарубежный опыт регулирования ответственности участников правоотношений при использовании сети Интернет». В результатах этого исследования правительство хочет видеть, как решаются касающиеся Интернета правовые вопросы в таких странах, как США, Великобритания, Франция, Германия, Китай, Канада, Казахстан и Белоруссия. И испуганные блогеры немедленно возопили: вот оно! Цензура, удушение свобод и попрание прав! Правительство хочет сделать, как в Белоруссии и Китае! Но постойте!

В первый раз я был в правительстве на круглом столе по поводу регулирования Интернета в 1999 году. И тогда министры смотрели на представителей этого самого Интернета как на выходцев из преисподней. Меньше всего в жизни они хотели вникать в то, как этот самый Интернет устроен и что им там надо регулировать. То есть вопрос этот не новый. Несколько лет назад желание регулировать-таки появилось, а вот понимания того, как все устроено, не прибавилось.

И мы с вами стали свидетелями нескольких ведомственных и законодательных инициатив разной степени идиотизма, вроде введения ответственности издания за публикации на форумах или ответственности провайдера за содержание размещенных на его мощностях сайтов. Благодаря общественному шуму эти инициативы не были реализованы, но ведь будут другие, такие же. Как вдруг, наконец, чиновники решили узнать: а как вс устроено в других странах? Причем спектр этих стран максимально широк именно для того, чтобы понять весь спектр возможных решений. Разве же это плохо? Да это прекрасно!

Вот только на днях мэр Москвы Собянин объявил о том, что в столице будет введена электронная очередь на запись первоклассников в школы. Если бы он понимал в вопросе, то никогда бы не выступил с подобной инициативой. Потому что у электронной очереди нельзя отследить начало, а поэтому она потенциально очень коррупционна. А провели бы исследование, узнали бы, какие могут быть проблемы и как их можно решать – не давали бы заведомо невыполнимых обещаний.

Но русский блогер такой же, как и все остальное в России, – бессмысленный и беспощадный. Он считает, что Интернет принадлежит только ему, блогеру. И что любое упоминание чиновниками слова «интернет» всуе должно быть предметом общественного осуждения. Даже когда чиновник просто хочет расширить свой кругозор. В результате русский Интернет сейчас отстает от общемирового на годы, в то время как в девяностые он был с общемировым на одном уровне. Не в технологиях, нет. В полезности.