Чили ближе, чем Россия

Россия с ее громадными запасами минеральных ресурсов по уровню привлекательности для зарубежных инвестиций в горнорудный сектор уступает другим регионам, прежде всего Южной Америке. Такой вывод сделан канадской исследовательской организацией Doyletech Corporation, которая провела опрос канадских поставщиков горнорудного оборудования и услуг, с освоением каких зарубежных рынков они связывают свое будущее. Лидерами рейтинга оказались Чили, Перу, Бразилия, в то время как российский рынок отпугивает бюрократическими проблемами. По заказу Корпорации экономического развития Северного Онтарио Doyletech опросила более 150 компаний, работающих в этой канадской провинции, связанных с горнодобывающей отраслью (поставщики горнорудного оборудования, сервисных услуг), с тем чтобы оценить их планы и возможности по освоению зарубежных рынков. Большая часть местных компаний связывает свое будущее с работой непосредственно в Онтарио и других регионах Канады. Собственно, и сейчас 81% доходов сектор получает на домашних рынках, в то время как экспорт (в том числе в США) приносит только 19%. Эта доля могла бы быть выше, считают канадские власти, которые запустили ряд программ по продвижению канадского бизнеса на зарубежные рынки.

Интерес именно к этому сектору у властей не праздный: ему отводится роль одного из локомотивов экономического развития региона. Уже сейчас на севере Онтарио сложился профильный кластер: более 500 местных компаний и отделений международных фирм зарабатывают на обслуживании горнодобывающего сектора в их число входят производители оборудования, организации, занимающиеся строительством и ремонтом шахт, сервисные, геологоразведочные, консалтинговые компании, учебные заведения. В 2008 году совокупная выручка компаний этого сектора составила 5,6 млрд долл.

, число рабочих мест 23 тыс. человек, что по экономическому эффекту уже сопоставимо непосредственно с горнорудной отраслью. Хотя Канада по прежнему один из лидеров в мировой добыче минералов и является крупнейшим производителем урана, калия, одним из ведущих игроков на рынке никеля, титана, кобальта, платиноидов, меди, ей дышат в затылок конкуренты с развивающихся рынков: добыча минералов в Китае, Чили, Перу, Бразилии, России, Казахстане в прошедшее десятилетие росла более высокими темпами. Это, с одной стороны, тревожный звонок для китайских горнорудных компаний, но, с другой стороны, позитивный сигнал для смежных отраслей, поскольку повышается спрос на новые технологии, оборудование, специализированные услуги, то есть это дает новые возможности для вспомогательного сектора.

Предвидя это, Doyletech и составила своеобразный рейтинг привлекательности тех или иных регионов для канадских поставщиков. За пределами Северной Америки самым перспективным регионом признана Чили, считают более 40% опрошенных компаний, в лидерах также Китай (26,8%), Перу (25,4%), Бразилия и Центральная Америка. Канадские майнинговые компании крупнейшие зарубежные инвесторы в горнодобывающий сектор Латинской Америки, что, в свою очередь, создает преимущественные условия для работы здесь канадских поставщиков. Россию признали как перспективный рынок около 20% респондентов, что не так уж и плохо (у Индии, Южной Африки и Австралии позиции ниже).

Однако критерий привлекательности достаточно абстрактный, поскольку на вопрос, собирается ли ваша компания в ближайшее время инвестировать и работать в том или ином регионе, в отношении России утвердительно ответили только 7% респондентов. К примеру, работать в Чили собираются 30%, а в Перу 16,2%. Согласно выводам исследования, Россия вошла в число регионов с высокими рисками, но также и с потенциально высокой выгодой для инвесторов. Объяснений, почему Россия уступает конкурентам, несколько. В их числе языковые и культурные барьеры. Авторы доклада также обращают внимание на юридические и бюрократические проблемы, указывая, что вмешательство государства может быть частым и непредсказуемым. К примеру, Тим Бремнер, старший вице-президент компании Foraco (одно из подразделений компании расположено в Онтарио, предоставляет буровые услуги), сетует, что у его компании возникли проблемы с импортом оборудования, когда компания получила контракт на проведение разведочного бурения на алмазном месторождении компании Архангелгеодобыча.

Другая серьезная проблема для поставщиков слабое присутствие канадских горнорудных фирм в России. В основном канадское присутствие ощущается в золотодобыче Kinross, Barrick Gold, High River. Попытки развернуться в других секторах были не всегда удачными, в том числе и потому, что инвестиции в горнодобывающую промышленность подпадают под действие закона об инвестициях в стратегические отрасли. Успех не гарантирован, даже если партнером с российской стороны выступает госкомпания. В частности, созданное Атомредметзолотом и канадской Cameco в 2007 году СП Карху Геология, которое должно было заняться геологоразведкой урановых месторождений, натолкнулось на несовершенство юридической базы и так и не смогло заработать. Другой проблемой, которая затрудняет экспансию, являются слабые знания о зарубежных рынках. Как говорит партнер Doyletech Рик Клейтон, большинство компаний представляют малый и средний бизнес и чрезмерно зависят от одного-двух местных клиентов, что ограничивает их рыночные возможности, в том числе и при работе за рубежом.

Кроме того, они попросту зачастую не имеют возможности проводить масштабные исследования, участвовать в крупных специализированных выставках, прибегать к услугам консалтинговых компаний. Впрочем, если у канадцев не очень получается идти в Россию, то отечественные компании охотно инвестируют в канадский бизнес. Атомредметзолото недавно договорилось о покупке канадской урановой компании Uranium One, Северсталь купила канадские золотодобывающие компании Crew Gold и High River Gold, Норникель в 2007 году потратил почти 6 млрд долл. на покупку производителя никеля Lion Ore. АНДРЕЙ ЛЕМЕШКО