Далёкое-близкое

15 марта 2007 г. ДАЛЕКОЕ-БЛИЗКОЕ«Я - соотечественник Сакартвело...» Пятнадцать лет – для истории срок небольшой, для конкретного человека – весьма значительный. Особенно, если на него приходится зрелый период жизни, связанный, с революционными, можно сказать, событиями вокруг. Именно столько лет живет вне Грузии наш земляк Геннадий Дерткин, главный редактор и учредитель популярного в Канаде и за ее пределами международного издания «The Yonge Street Review», которого мы с удовольствием сегодня представляем нашим читателям. У каждого журналиста есть любимый жанр. Я знаю, что Геннадий, например, «прикипел» к интервью – у него их больше 500. Но случается, что он сам становится интервьюируемым, и таких публикаций тоже немало. Вот мы и воспользовались услугами его коллег (разумеется, с их согласия) – Михаила Бродского, ведущего обозревателя Международного Канадского радио, Ларисы Вельговольской, главного редактора выходящего в Торонто журнала «Самовар», и независимого журналиста Грегори Любарского, кстати, нашего земляка, правнука знаменитого раввина Абрама Хволеса, чей юбилей недавно торжественно отметили в Грузии и Израиле.

Так что перед вами – своего рода коллективное интервью, «исправленное и дополненное». Г. Л. Будучи уроженцем Грузии, я впервые встретился с таким оригинальным и точным определением этноса, какое сымпровизировал на своем сольном концерте прославленный актер, певец и кинорежиссер. Вот уж действительно, подумал я тогда, точнее не скажешь: тбилисский, грузинский - по ментальности, русский - по языковой культуре, еврей - по национальности и вероисповеданию... А в общем-то - тбилисец. И я захотел рассказать о Геннадии, за творчеством которого я, новый канадец с немалым стажем, слежу вот уже двенадцать лет - буквально с первых дней его появления на русском телевидении Торонто, где он выступал с политическими комментариями, и особенно – после создания его авторской газеты, выход которой стал значительным событием в жизни русскоязычной общины Канады. Вахтанг Кикабидзе как в воду глядел. Да, профессиональная журналистика на русском языке в Канаде тогда, да и сейчас, - все еще большая редкость.

А Геннадий – настоящий профессионал. И стал редактором, автором, публицистом в новой стране, не пытаясь найти себе какое-то иное применение в непростых условиях иммиграции, а практически, не прерывая свою многолетнюю журналистскую практику. Хотя, как я вижу, обрек себя на тяжелый, порой неблагодарный труд, и тот, кто не понаслышке знаком с ситуацией на русском газетно-издательском рынке во всей Северной Америке, может мои слова подтвердить. А о профессионализме Геннадия можно судить по его официальной биографии.

Он - член Международного Союза писателей «Новый современник», президент его Канадского Совета, в состав которого входят также филиалы в Германии, Бельгии и Грузии. Свою газету учредил в декабре 1996 года, назвав ее несколько необычно для «русского уха» - The Yonge Street Review, в честь исполнившегося в том году 200-летия самой главной улицы Канады и самой длинной в мире магистрали, своего рода символа страны. И десять лет назад, и сейчас эта газета - одна из немногих на нашем континенте, которая выходит на своих материалах. Сегодня в ней - десятки авторов в более чем двадцати странах мира, собственные корреспонденты в США, России, Грузии, Израиле, Германии. Это, согласитесь, серьезно. Когда к газете обращается американский президент Билл Клинтон, премьер-министры Канады Жан Кретьен и Пол Мартин, – тем более.

Геннадий - выпускник Московского государственного университета и Московского полиграфического института, кандидат исторических наук. В течение многих лет работал на руководящих должностях в Национальном информационном агентстве Грузии (Грузинском ТАСС) ответственным, а затем главным выпускающим, заместителем главного редактора, умудрившись остаться беспартийным. Однажды в ответ на «законное недоумение проверяющих из «Большого ТАСС» по этому поводу генеральный директор «Грузинского ТАСС» Владимир Иванович Чиаурели резонно заметил: «Ничего, один такой пусть тоже будет!

». А сетования москвичей на пресловутую «пятую графу» проверяемого он отверг с возмущением: «У нас в Грузии такой проблемы нет! Евреи – прекрасные работники, и не надо нам насаждать пресловутый «еврейский вопрос»...». М. Б. М-р Дерткин живет и работает в Канаде с ноября 1994 года. Впервые я встретился с ним десять лет назад в Монреале, и с тех пор с интересом слежу за его карьерой.

С моей подачи он часто выступает в качестве политического комментатора Radio Canada International, сотрудничает с Русской службой ВВС. В 1999 году Институт международной информации АН России присвоил ему звание «Политический обозреватель международного класса». В том же году он стал первым вице-президентом Канадского Института изучения России и стран Восточной Европы. В канун первого года тысячелетия Геннадий награжден международным литературным орденом «Олимпоэтри» - шестыми после Билла Клинтона, Жана Кретьена, Владимира Путина, Льва Гущина, Валерия Вайнберга, в декабре 2001-го удостоен звания лауреата VI международного фестиваля искусств «Канадские листья», а в августе 2002 года стал обладателем медали Всемирной антинацистской федерации евреев-воинов, партизан и узников концлагерей. Его биография вошла в издающееся в США всемирно известное престижное издание «Who is who», и это еще одно признание его авторитета. Л. В. - Прежде, чем перейти непосредственно к информационному поводу – 10-летнему юбилею газеты, – давайте сделаем экскурс в не такое уж далекое прошлое и вернемся в Тбилиси. Как Вам там жилось и работалось?

Как Вы стали журналистом? Г. Д. - Я был принят «внештатником» в только что вышедшую газету «Вечерний Тбилиси». Это была моя первая журналистская школа.

А через год уже по республиканской квоте я поступил на факультет журналистики МГУ и после окончания вуза уже без всякой квоты закончил с отличием и второй институт – Московский полиграфический, где получил специальность «редактор массовой литературы». Должен сказать, что два года учебы в МПИ дали мне знаний ничуть не меньше, если не больше. Какие у нас были преподаватели: Михаил Васильевич Урнов, Ефим Семенович Лихтенштейн, Натан Евгеньевич Юдин, Майя Петровна Сенкевич... Высокие профессионалы, чудесные люди! Л. В.- Вы их всех помните, у Вас замечательная память! Г. Д. - Память каждого из нас избирательна. Запоминается то, что существенно, важно в твоей жизни.

Я тут вспомнил профессора Урнова, который наряду с преподаванием основной дисциплины был и деканом редакторского факультета. Так вот, после зачисления на четвертый курс МПИ выяснилось, что количество часов по многим предметам, сданным мною в университете, не дотягивало до нормативов полиграфического, и необходимо было в короткий срок досдать кучу зачетов иконтрольных работ. Я подал длиннющее заявление, в котором подробно перечислил всё, что от меня требуют, и попросил «отсрочку».

Михаил Васильевич внимательно прочитал мою писанину и что-то аккуратно вывел в углу. «Пожалуйста!» - прочитал я с изумлением.

Вы когда-нибудь получали такие резолюции? Л. В. - Нет, не посчастливи-лось, это я говорю без всякойиронии. Одно-единственноеслово, а как характеризует че-ловека! Замечательная резо-люция, воплощение интелли-гентности. Г. Д. - В Сакинформи, Грузин-ском ТАСС, работали в основ-ном профессионалы, грамот-ные мастера своего дела. Мытрудились дружно, можно ска-зать, с полной отдачей. Я досих пор поддерживаю контак-ты с некоторыми из них, хотяагентства как такового уженет: прежде всего, с БондоДвалишвили, нашим собкоромпо Грузии, живущим в Нью-Джерси Яном Гореловым, То-лей Рухадзе, который шлетмне материалы из Израиля, Малхазом Датикашвили изНью-Йорка, чту память моихдорогих коллег–сакинфор-мовцев Владимира ИвановичаЧиаурели, Алика Вигнанского, Ираклия Чохонелидзе, ТемоСтепанова, Отара Туркия, Ки-рилла Расоева, Ванца Мгеб-ришвили, Зуры Грдзелишвили, Гиви Киквадзе, Жоры Мачава-риани, Коли Анастасьева, СемыДонина...

Светлая им память! М. Б. - Сакинформи – этоцелый этап в Вашей жизни? В мае 1991 года по реше-нию Парламента Грузии я былназначен собкором в странахБалтии (литературный псев-доним Геннадий Деметрашви-ли), а затем и главой инфор-мационного Постпредства, которое в отсутствие по-сольства и торговой миссии, по сути дела, было един-ственным грузинским офи-циозом в Латвии, Литве и Эс-тонии.

Это был первый неза-висимый от ТАСС орган ин-формации за рубежами Са-картвело. Работал в теснойсвязи с Грузинским обще-ством Латвии «Самшобло» игрузинским землячествомЭстонии, вел переговоры сруководством балтийскихреспублик об установлениидипотношений между ними иГрузией и могу без ложнойскромности сказать, что в ус-ловиях, когда Балтия не хоте-ла идти на этот шаг из-за «не-лигитимности правления ре-жима Э. А. Шеварднадзе», мневсе же удалось значительнопродвинуть эту работу. В ре-зультате содействия тогдаш-него министра иностранныхдел Латвии г-на Яниса Юркан-са отношения были установ-лены не только с Латвией, нои Эстонией (Литва в лице г-наВитаутаса Ландсбергиса тог-да это сделать категоричес-ки отказалась). «Должен признаться, что помоим наблюдениям, профес-сиональная русскоязычная жур-налистика в дальнем зарубе-жье – довольно редкое явле-ние. И именно поэтому популяр-ную «Тбилисо» я посвящаю при-сутствующему в этом зале мо-ему давнишнему другу, бес-сменному главному редакторуи учредителю газеты TheYonge Street Review ГеннадиюДерткину – настоящему тби-лисскому русскому еврею».Вахтанг Кикабидзе, Торонто, май 1997 года ДАЛЕКОЕ-БЛИЗКОЕ Надо ли говорить, что намиллионы грузинских купо-нов, которые я получал в Риге, ничего нельзя было купить, поэтому я сам содержал офисза счет того, что вел радиопе-редачи на грузинском языке, выступал на телевидении и впечати, рассказывая о трудно-стях становления независимойГрузии, вел еврейскую про-грамму в местной газете. Я не терял оптимизма и выд-винул идею установить прямоевоздушное сообщение междуРигой и Тбилиси, что и былоосуществлено при моем со-действии.

Еще до установле-ния дипотношений организо-вал Дни культуры Грузии в Юр-мале, которые прошли с боль-шим успехом. Но за свою ак-тивность я был «вознаграж-ден», причем «земляками».Беру последнее слово в кавыч-ки, потому что никак не могпредполагать, что в числе дру-гих десяти выходцев из Грузииподвергнусь нападению бандыграбителей, которые средьбела дня учинят разбой намоей квартире, оформленнойгрузинской символикой – фла-гом, афишами популярныхзвезд, моих друзей Бубы Кика-бидзе, Нани Брегвадзе, фото-графией замечательного гру-зинского хирурга НодараБохуа... Вооруженный налетпроизошел в присутствиивсей моей семьи: эти опозо-рившие свою страну «гастро-леры» искали деньги, которыху меня, журналиста, есте-ственно, не могло быть.

Попоручению тогдашнего мини-стра МВД Латвии г-на Вазнисарасследование вела группалатвийских сыщиков, но оно ник чему не привело. Правда, яполучил анонимный звонокоткуда-то из России: «земля-ки» извинялись за то, что спу-тали меня с кем-то из бизнес-менов... Счастье, что мы оста-лись невредимы, но тот стрессмы не можем пережить до сихпор. Казалось, можно было разо-чароваться в стране, откудаприехали эти бессовестныелюди, но любовь и преданностьк Грузии ни на минуту не поко-лебали моей уверенности втом, что «семья не без урода», аподавляющее большинствогрузин продолжает свои слав-ные вековые традиции добро-ты, порядочности и чувствабратства к представителямвсех национальностей, прожи-вавших и проживающих нынев Грузии.

Ведь недаром мойотец, Дмитрий ГригорьевичДерткин, выходя в запас в 1955-м, исколесив со своей семьейчуть ли не полстраны, остано-вил свой выбор на Грузии: «Бу-дем жить теперь в Тбилиси. Нам, евреям, будет здесь хоро-шо. Здесь – чудесные люди...».М. Б. - Да... Тот рижский слу-чай - продукт смутного време-ни. И что же Вы предприняли, в конце концов?- В конце 1994 года я, сдавсвои дела тогдашнему сакин-формовцу Тенгизу Джибути, бежавшему во время войныиз Абхазии в Ригу, уехал к сынув гости, который уже жил вКанаде.

Потом прошел про-цесс воссоединения с его се-мьей, сын-то – один-един-ственный! К сожалению, тог-да мне не удалось оформитьгражданство Грузии. Хотя сей-час являюсь гражданином Ка-нады, тем не менее, чув-ствую, что я - соотечествен-ник Сакартвело, страны, кото-рую я любил и люблю и гденашли свой вечный покой моиродители, испытывавшие всюжизнь к ней искренние чув-ства благодарности...Поэтому мой первый теле-визионный политическийкомментарий в Канаде в ян-варе 1995 года был посвященГрузии.

Авторские симпатиибыли настолько очевидны, чтовся русскоязычная общинарешила, что я грузин и выдаюсебя за еврея только лишь длятого, чтобы «лучше устроить-ся» (тогда евреи составляли70% русскоязычной иммигра-ции). Я особенно не спорил:грузин – так грузин, тем бо-лее, что ментальность у менядействительно грузинская, говорю по-грузински доволь-но сносно, а акцент – это на-всегда. Г. Л. – И вот родилась ВашаThe Yonge Street Rеview...Г. Д. - В 1996-м я, поддавшисьна уговоры своих приятелей(«Кому, как не тебе?!»), осно-вал ее, хотя прекрасно созна-вал, что в иммигрантских ус-ловиях это будет ох, какоенепростое, да и бесприбыль-ное дело. Уже после выходапервых номеров многие удив-лялись: почему столько мес-та я уделяю маленькой Грузии? Я хотел, чтобы люди узнали, что этой стране с ее многове-ковой культурой есть чем гор-диться и что придет время, когда ею станут руководитьдостойные люди.

Это времяпришло. В течениепрошедших со дняРеволюции роз трехс половиной лет ямного раз выступалне только у себя в га-зете, но и в переда-чах англоязычноготелевидения (не го-воря уже о русско-язычном), Междуна-родного Канадскогорадио, Би-би-си и дру-гих СМИ. Я считаю, что в условиях тен-денциозности(аиногда и откровен-ной враждебности) восвещении событийв Грузии и антигрузин-ской риторики мно-гихроссийскихсредств массовойинформации, распространя-емых и перепечатываемых вКанаде русскоязычными газе-тами, направление на объек-тивное освещение событий вГрузии не только оправдано, нои необходимо. И это, я думаю, уже дает ре-зультаты. Теперь несколько из-менилась в лучшую сторонутональность высказываний и виммигрантских кругах, да игрузины, наконец, пересталипрятаться друг от друга, а рус-скоязычные и англоязычные ка-надцы заинтересовались темипреобразованиями, которыесейчас происходят в жизни Са-картвело. Известный ведущийвесьма авторитетной в поли-тический кругах телевизион-ной программы I-Channel БиллКамерон после окончанияшедшего в прямом эфире ин-тервью, которое он взял уменя в декабре 2003-го, сказалфразу, верно отразившую из-менение в настроении канад-ского истеблишмента: «ТеперьГрузию никто не будет путать самериканскимштатомGeorgia». Самое интересное, что слова эти не раз звучалиранее в многочисленных ма-териалах о Сакартвело, публи-ковавшихся в моей газете, ноя был рад такому «повтору»...Л. В. - А в плане материаль-ной поддержки независимыхСМИ, как обстоит дело?

Ведьна одной рекламе вытянутьтрудно...Г. Д. - Я не знаю прецедента, когда русскоязычная газетаполучала бы такую поддерж-ку от властей. Может, кто-тои добился такого финансиро-вания, но предпочитает обэтом вслух не говорить?

Тог-да я лучше расскажу о своейпопытке. Добиться гранта, на-пример, от федеральногоправительства Канады в усло-виях полных свободы прессыи плюрализма, и, как сказалгосподин теперь уже экс-пре-мьер-министр Пол Мартинмне в интервью, добром от-ношении к этническим масс-медиа, практически невоз-можно. Когда в самом началемоего редакционно-издатель-ского пути в Канаде отклони-ли мое прошение на выделе-ние помощи, я попросилобъяснить отказ, и мне отве-тили: «Мы очень хотели Вамдать грант, но вот в это времяВас опередила провинция, гдеживут коренные народности».

Г. Л. - А теперь, с Вашегопозволения, коль скоро в на-чале нашей беседы затрону-та тема интервью, можно по-любопытствовать, что за кол-лективный портрет новогоканадца Вы собираетесь «на-рисовать» в готовой к выпус-ку книге «Зеленый диван», ко-торую недавно проанонсиро-вали в своей газете? Г. Д. - Эта книга-интервью –действительно коллективныйпортрет иммигранта, в основ-ном говорящего по-русски. Практически она писалась втечение почти десяти лет - вней – лишь небольшая частьпубликаций, увидевших светв одноименной рубрике меж-дународного издания TheYonge Street Review, котороенаши уважаемые читатели вКанаде и за ее рубежами, на-деюсь, знают достаточно хо-рошо. Г. Л. - Зеленый диван – этоваш редакционный символ?

Г. Д. - Не совсем, это тольконазвание одной из рубрик, хотя оно действительно пред-метно: гостей редакции мыобычно усаживаем на уютныйкожаный диван, который сто-ит в моем рабочем кабинете. То ли его зеленый цвет дей-ствительно успокаивает, то литрадиционная чашка опять жезеленого чая располагает кспокойствию и доверительно-сти разговора, а может, какаяесть другая причина, но так илииначе мои собеседники рас-сказывают о себе, своих взгля-дах откровенно, искренне. Издание «Зеленого дивана»задумывалось давно, но нео-днократно откладывалось –всё отвлекали мои каждод-невные дела, журналистские иобщественные: редактирова-ние газеты, издательская рабо-та, выступления по радио и нателевидении, лекции, участиев различных бизнес-форумахи встречах по линии Канадско-го института изучения Россиии стран Восточной Европы, гдея долгие годы был вице-пре-зидентом. «Зеленый диван»создавался долго еще и пото-му, что по мере выхода новыхинтервью в моей авторскойрубрике, которую я веду с пер-вого номера газеты, появля-лись всё новые, интересныеперсонажи - известные поли-тики, ученые, бизнесмены, ар-тисты, спортсмены, студенты– канадцы и гости страны.

И всеэти интервью, хочется наде-яться, - «вечнозеленые», так какпроблемы, затрагиваемые вних, актуальны и сегодня. Л. В.- Я с удовольствиемсейчас смотрю Ваш фотоаль-бом – сколько интересныхвстреч у Вас было: Никита Хру-щев и Леонид Брежнев, Эд-вард Кеннеди и Пол Мартин, Эдуард Шеварднадзе и МелЛастман, Роберт де Ниро и Ка-рел Готт, Аркадий Райкин и Вла-димир Познер...И всё это бла-годаря нашей с Вами журнали-стской профессии...Г. Д. - Когда-то редактор «Ве-чернего Тбилиси» Павел Васи-льевич Асланиди наставлялнас, молодых внештатников:«Хотите стать настоящимипрофессионалами? Будьте че-стными, правдивыми и, самоеглавное, оставляйте вездесвой добрый след».

Я оченьстараюсь следовать его заве-ту. Журналистика привнесла вмою жизнь встречи не толькосо знаменитостями, но и дру-жеское общение с сотнямидостойных людей в Грузии, Из-раиле, Канаде, США, и это, на-верное, главное достижение вмоей работе. Г. Л. - Не пришло ли времяпоехать в наш Тбилиси, пови-даться с друзьями, коллегамипо работе. Ведь столько летсвязано с ним? Г. Д. - Ой, не говорите. Давнособираюсь в свой любимыйТбилисо. Да и приглашениябыли – от администрации Пре-зидента Михаила Саакашвили, от нашего информационногопартнера - агентства «Новости-Грузия» - его главного редакто-ра Саши Имедашвили, да ипросто друзья зовут в гости...

В 1992-м и 1993-м я по пригла-шению Госсовета приезжал вТбилиси на несколько дней - привозил делегацию балтийс-ких грузин. Знаете, часто вспо-минаю явь, ставшую теперьсном. Я опять в Сакинформи-к полудню наступает первый«брейк» - коллективное чаепи-тие, неписаный закон нашейредакции, и замечательныйбильд-оператор оперативноговыпуска Сема Донин торже-ственно шествует по кабине-там с огромным пузатым чай-ником и зычным голосом ве-щает: «Чай поспел!». И мы пьем«Грузинский», смешанный с«Цейлонским», - божествен-ный напиток, чудодействен-ный эликсир нашей молодос-ти...