Эксперт: арктический вопрос во внешней политике ЕС

В последнее время Арктика становится объектом пристального внимания со стороны развитых мировых держав. Сложилась даже т. н. «арктическая пятрка» государств, соперничающих за право обладания арктическим шельфом: США, Дания, Норвегия, Канада, Россия. Шестым игроком пытается стать Евросоюз, однако европейская политика в отношении Арктики характеризуется значительной степенью рефлексии, т. е. является проявлением реакции Брюсселя на внешнеполитические шаги других игроков. Воспринимаемая некогда как «ничейная земля», сегодня Арктика находится в фокусе конфронтационной политизации всех связанных с ней вопросов. Вовлечнность ЕС в обсуждение арктической тематики объясняется, среди прочего, и географическим фактором.

Дания, Финляндия и Швеция, члены ЕС, занимают в общем 10% арктических территорий, в то время как США -15%, Канада -25%, а РФ -50%. Чтобы не остаться в стороне, Брюссель, после присоединения Финляндии к ЕС, приступил к реализации международного проекта «Северное измерение», отстаивая свои интересы на севере Европы. Но «Северному измерению» не хватает масштабности. В рамках проекта обсуждаются вопросы, охватывающие только территорию европейской Арктики, поэтому «Северное измерение» не является проявлением политического подхода ЕС ко всему арктическому региону. Тем более что через имплементацию проекта Брюссель не излагает цельного видения своего места в регионе и конкретно не обозначает своих политических интересов.

«Северное измерение» служит больше инструментом утверждения балтийской идентификации в е политико-экономическом срезе, о чм свидетельствует принятое в 2009 г. Брюсселем Коммюнике о стратегии ЕС в регионе Балтийского моря - первый документ, касающийся политики Брюсселя в отношении европейского макрорегиона как ответа на его маргинализацию. Полное стратегическое видение политики Евросоюза в Арктике излагалось в коммюнике «Европейский Союз и арктический регион» в 2008 г. В нм утверждалось, что ЕС связан с Арктикой неразрывными географическими, историческими, хозяйственными и научными связями и отметались аргументы в пользу участия в арктических делах только стран «арктической пятрки». Параллельно с этим Еврокомиссия заявила, что будет пристально следить за процессом определения внешних границ континентального шельфа в соотнесении с интересами единой Европы, которая не останется пассивным наблюдателем за конкуренцией остальных держав за право обладания арктическими ресурсами (2). Интересно, что среди главных партнров Брюсселя в вопросах потенциальной добычи углеводородов в Арктике названы Норвегия и РФ (как главные игроки в арктическом регионе). Так как члены Евросоюза располагают самым большим торговым флотом, в интересах Брюсселя приступить к созданию арктического мореходства, оптимизации морских маршрутов, проходящих через территорию Арктики, в т. ч., с использованием европейской навигационной спутниковой системы «Галилео». Такие устремления настороженно воспринимаются канадцами, которые опасаются усиления в Арктике своего конкурента и могут воспротивиться планам Брюсселя. Европе, чтобы закрепиться в Арктике, желательно закрепиться в стратегически важной Гренландии, которая принадлежит Дании, но обладает достаточно широкой автономией и граничит с Канадой. Гренландия (столица Нуук) - крупнейший в мире остров с населением всего 57 600 чел., с богатыми залежами полезных ископаемых, в т. ч. в прибрежных водах.

Нуук воспринимает желание Брюсселя закрепиться в регионе с холодной настороженностью. Евроскептические настроения среди гренландского населения довольно сильны, а сама Гренландия не является членом ЕС. Рост недоверия к общеевропейской политике среди гренландцев отмечается с 1970-х гг., поскольку экономические и общественные связи острова с материком крайне ограничены. Гренландия, вместо того чтобы оказаться втянутой в культурную орбиту единой Европы, демонстрирует желание «уплыть» в сторону. Экономика Гренландии опирается, прежде всего, на рыболовство. В случае вхождения острова в состав ЕС Нуук будет вынужден открыть свои морские воды для судов других стран, а выделяемые Брюсселем другим европейским странам средства на поддержку сельского хозяйства (как компенсаторная мера поддержки национальных экономик) Гренландии ни к чему.

Тенденции к ещ большей эмансипации Гренландии от Дании объясняются отдалнным положением острова, боязнью затеряться среди крупных европейских государств и креном Нуука к американо-атлантическим структурам. С 1950-х на острове размещается база ВВС США Туле, которая является не включнной территорией Гренландии. Дания не готова мириться с усилением внешнего влияния на свою заморскую территорию, поэтому арктический пасьянс в треугольнике Оттава - Нуук - Копенгаген ещ далк до завершения. Декларация о партнрстве между Европейскими сообществами и Гренландией, в рамках которого сотрудничество Брюсселя с Нууком вышло за рамки рыболовецкой отрасли, и развивается в сфере образования, энергетики и торговли, послужила сигналом, что ЕС придат отношениям с островом стратегический характер.

Со стороны Нуука наблюдается взвешенная политика здорового прагматизма, и совместные экономические проекты с Евросоюзом не способствуют излишнему притяжению Гренландии в орбиту влияния Брюсселя. Напротив, Нуук вс больше отдаляется от континента. Если динамика сецессионистских процессов во властной среде Гренландии будет сохраняться, остров может со временем получить чрезмерно широкие автономные права, граничащие с полной независимостью от Дании. Тогда гренландские власти смогут распоряжаться всеми доходами от добычи полезных ископаемых по своему усмотрению. С 2009 г. право распоряжаться ресурсами острова постепенно переходят к региональным властям, которые противятся попыткам датчан интегрироваться с континентом. Пока же Нууку достаются первые $12,6 млн. с доходов, полученных на добыче нефти и газа. Вместе с тем, датское правительство обязуется выделять гренландцам финансовую помощь объмом 400 млн. евро до тех пор, пока бюджет острова не достигнет этой квоты (3). Пока же прибыль в нефтегазовой отрасли распределяется поровну между обеими сторонами.

Заинтересованность Европейского Союза арктическим вопросом вышла на качественно иной уровень. Экономическая привлекательность региона, особенно наличие запасов углеводородов в его недрах, заставляет Брюссель конкурировать со своими ближайшими союзниками - Оттавой и Вашингтоном. Поскольку львиную долю голубого топлива Европа получает из России, диверсификация европейской газовой политики уменьшила бы зависимость европейцев от российского газа. Мощности только одного «Южного потока» к 2015 г. позволит России перекачивать европейцам 22 - 24 млрд. куб. м. газа (4). В интересах европейцев также интернационализация мореходства через Северно-Западный проход - морской маршрут через Северный Ледовитый океан и Канадский Арктический архипелаг, и который соединяет Тихий океан с Атлантикой. Оттава уже объявила проход своими территориальными водами, но это заявление не встретило понимания у международного сообщества. С высокой долей вероятности можно предположить, что восточноевропейские государства будут ратовать за усиление роли США и Канады в спорах вокруг Арктики.

Как запасной вариант, их поддержка может выпасть на долю Норвегии или Дании, но не России. Норвегия и Дания обладают определнным энергетическим потенциалом для поставок в будущем углеводородов остальной Европе. Для Москвы подходящим партнром в арктических дискуссиях может стать Осло, с учтом традиционно ровных межгосударственных связей двух стран. Позиция Копенгагена по отношению к Кремлю будет более жсткой, но одновременно с этим датчане постараются избежать ситуации, когда в регионе «усядутся» американцы или канадцы.

Для этого Дании придтся активизировать диалог с Гренландией и удержать е в зоне своего политико-экономического влияния. В целом же арктическая проблематика представляет собой тесно переплетнный клубок интересов и геополитических предпочтений, распутать который без применения политических рычагов и жсткой прагматичной дипломатии не удастся.