Хоккей в Канаде умирает?

Журналист The Hockey News Кен Кэмпбелл в своей статье рассказывает о том, почему хоккей уже не является в Канаде национальной идеей, с какими проблемами сталкивается детский хоккей в наши дни, что с этим собирается делать федерация хоккея Канады и какие мифы окружают самую популярную игру в стране кленового листа. Перевод материала в блоге NHL Entertainment. Миф: большинство канадских мальчишек играет в хоккей. Реальность: их количество постоянно сокращается.

И эти цифры могут быть гигантскими. Эдвард Уол вспоминает, что в 60-70-е года, когда он был еще молод, 20 000 детей занимались хоккеем в Скарборо. Восемь местных лиг были переполнены до такой степени, что игроки, которые не прошли отбор приезжали в субботу на каток и проводили там весь день, в надежде занять место того, кто не приедет на игру. Дарси Синглтон может рассказать вам о временах, когда Аркола-Кисби была представлена парой детских команд в каждой возрастной группе. Это было в 80-е, когда подавляющее большинство местных жителей были фермерами, которым зимой делать было нечего и ддя них никакого труда не составляло отвезти своего ребенка к 4-м часам на послеобеденный матч. Скарборо простирается на берегах озера Онтарио, на самом востоке от самого большого города Канады.

На территории в 75 квадратных миль проживают 600 000 человек. В некоторых районах неспокойно и приходится трудно, а некоторые считаются престижными и богатыми. Этот район стал домом для самого большого количества иммигрантов, чем где бы то ни было в Канаде, и более чем 2/3 населения составляют представители национальных меньшинств.

В Арколе, городе находящемся к юго-западу от Саскатчевана, проживает около 600 человек. В нем есть одна школа, три бара и один стрип-клуб. Хоккейным центром является «Аркола Комплекс», полностью перестроенный после пожара 2001 года.

Много людей вложились в это строительство, включая ассоциацию игроков НХЛ, которая выделили 40 000 долларов. На первый взгляд, Скарборо и Аркола совсем непохожи, но у них есть одна общая черта: количество хоккеистов в них уменьшается. Они представляют различные стороны одной проблемы детского хоккея, с которой сейчас сталкивается федерация хоккея Канады – уменьшение числа детей, занимающихся хоккеем и нарастание этой тенденции в будущем.

Некогда будучи пригородом Торонто, в котором проживали в основном представители белого среднего класса, Скарборо сейчас насчитывает наибольшее количество эмигрантов на душу населения, чем где бы то ни было в Канаде. Преобладают представители Дальнего Востоке, Шри-Ланки и Индии. Четыре из восьми хоккейных лиг закрылись, начиная Хоккейной Ассоциации Рексфорда, которая просуществовала 50 лет и дала НХЛ таких игроков как Адам Грейвз и Гари Лиман.

После объединения, осталось всего 2 местных лиги, в которой играют около 2000 детей. Другие 2000 занимаются в Хоккейной лиге Большого Торонто (GTHL). Это около 4000 детей, что на 80% меньше того числа, что играли в хоккей 30 лет назад. «Когда я был президентом одной из детских лиг, в радиусе 3 километров от катка проживало 200 детей, – вспоминает Уол, который сейчас является президентом восстановленной хоккейной ассоциации Скарборо. – В прошлом году таких детей было двое. А ведь в нашем районе проживает от 1200 до 1500 детей.

Если бы организовали лигу по крикету, то набрали бы 2000 желающих в один момент. Не хочу показаться расистом, но это реальность». Все что есть в Арколе – это одна команда для игроков младше шести лет, а также три команды более старших возрастных групп.

Хоккейная арена не используется на полную мощность и городская хоккейная ассоциация позволяет командам из соседних городов использовать свой лед, который обходится гостям дешевле. В этом сезоне хоккеем в Арколе занимается 51 ребенок, что выше нормы, которая обычно составляет 30-40 человек. В одной возрастной группе всего 11 полевых игроков и вратарь, так что в день игры лучше бы всем быть здоровыми. Двадцать лет назад хоккеем занималось в два раза больше игроков. «Я смотрю на все это и могу сказать, что детский хоккей умирает в маленьких городах, потому что цифры с каждым годом становятся все меньше и меньше, – говорит Синглтон, глава федерации детского хоккея города. – Сегодня много отцов работают на нефтяных заводах и у них нет времени возить детей на игры.

Мой девятилетний сын единственный в своем классе, кто занимается хоккеем». Хоккей настолько неразрывно связан с Канадой, что является главным национальным признаком. Инсулин, застежка-молния, телефон, лампочка и телефон BlackBerry были изобретены в Канаде. Бывший премьер-министр Лестер Пирсон был превосходным дипломатом и лауреатом Нобелевской премии. Он стоял у истоков образования ООН и НАТО, и был отцом современного миротворчества. Канада дала миру большое количество академиков, голливудских актеров, комиков и музыкантов, но всегда ее визитной карточкой как в стране, так и за ее пределами были клюшка и шайба.

Нынешний премьер-министр Стивен Харпер фанат истории хоккея, а на пятидолларовой банкноте есть изображение детей, играющих в хоккей. Но вы можете быть удивлены, когда узнаете, что только 15,7% мальчиков (примерно каждый шестой) действительно занимаются хоккеем в Канаде. Если прибавить к статистике и девочек, то это число сокращается до 9,5%. И если бы не бум на женский хоккей в последнее время, то этот показатель мог бы быть еще ниже. За последний год число игроков в Канаде сократилось на 8000 и составляет 577 000, даже несмотря на то, что число игроков-женщин немного увеличилось. За последние 10 лет число занимающихся хоккеем в возрасте от 5 до 25 лет никогда не было ниже 14,6% и не выше 16%. После недавно проведенных исследований возрастного и этнического состава населения Канады, удалось выяснить, что в стране в 2006-м году было около 2,1 миллиона детей в возрасте от 10 до 14 лет. К 2016-му году этот число сократится на 300 000, до 1,79 миллиона. Принимая во внимание, что хоккеем занимаются 9,5% детей, то можно утверждать, что страна потеряет 30 000 игроков в самой важной возрастной группе. «Когда начинаешь присматриваться внимательнее к этим данным, то видишь пугающие вещи, – говорит президент федерации хоккея Канады Боб Николсон.

– Сейчас это не критично, но если мы будем сидеть сложа руки, то нас ожидает серьезный кризис». «Я уже давно всем говорю об этом, – берет слово Джон Макикерн, директор по хоккейным операциям канадской федерации. – Сейчас уже почти 2011 и я сказал Бобу: «Не хочу драматизировать, но я начинаю бояться, что через 20 лет мы очнемся и скажем себе: Господи, почему в хоккей играют всего 400 000 детей?

» Вопрос воспитания элитных игроков даже не стоит, потому что Канада и другие страны всегда будут иметь достаточно классных хоккеистов, чтобы набрать игроков в НХЛ и быть конкурентоспособными на международных турнирах. Но как говорит Бобби Орр, который очень обеспокоен этой проблемой: «Мы забываем о том, чтобы растить болельщиков. Если дети не получают удовольствия от игры в хоккей, то они никогда не станут болельщиками. Они сами отвернутся от хоккея».

Самыми часто упоминаемыми проблемами детского хоккея являются высокие затраты, недостаток катков и уменьшение интереса к хоккею со стороны изменяющего свой состав населения страны. Но о каких затратах может идти речь, если в северном Онтарио можно было снять арену на час за 35 долларов, а повышение цен в Херсте с 48 до 52 долларов вызвало бурю протеста? Как можно говорить о недостатке катков, если в маленьких городах сдают лед соседям, так как им некем его занять? Как можно говорить об уменьшении интереса, когда каждый билет на каждую игру в НХЛ во всех канадских городах (за исключением Оттавы) после локаута был продан, телевизионные рейтинги побили все рекорды, а сборная выиграла олимпийское золото? «Как национальной федерации нам нужно понять, какую проблему мы хотим решить, – говорит Макикерн.

– Если нас устраивает показатель в 9,5%, то нет проблем, мы просто будем продолжать делать свое дело сами по себе. Но если мы хотим сделать хоккей национальным видом спорта, не должны ли мы привнести его в каждый дом?». Проблема Канады в том, что она очень большая и очень сильно разделена на регионы. Проблемы и решения, которые применимы в Торонто, не имеют ничего общего с тем, что происходит где-то в Манитобе. Если в маленьких городах не хватает игроков, то мегаполисы вроде Торонто, Калгари и Ванкувера переполнены игроками, которым не хватает льда. В Торонто, где за последние 30 лет не было построено ни одного общественного катка, нужно заплатить дл 400 долларов за часовую аренду льда. Инфраструктура разрушается, на строительство новых катков нет денег и налогоплательщики не спешат тратить свои деньги на ледовые арены. Во многих маленьких городах жители видят это как вложение в молодежь и согласны на то, чтобы их деньги использовались на эти нужды.

Довольно проблематично привлечь «новых канадцев» к занятию хоккеем, в особенности в крупных городах. Федерация хоккея Калгари вводит программу по популяризации хоккея среди выходцев из Судана. В Торонто есть несколько подобных программ, но должно смениться несколько поколений, прежде чем они начнут приносить плоды.

Поколение новых канадцев гораздо охотнее отдает своих детей в хоккей, даже несмотря на то, что они сами никогда в него не играли, но при этом росли в хоккейном окружении. В Скарборо поняли, что нужно держаться вместе, чтобы иметь возможность поддерживать интерес к игре. «В прошлом году у нас не было команд в двух возрастных группах, а это значит, что и не было нормальной лиги, – говорит Уол. – Мы сейчас находимся на самом дне. И нам пришлось достигнуть дна, чтобы пойти на изменения, которые мы сделали». Федерация хоккея Канады не хочет достигать дна, и именно поэтому сейчас они предпринимают революционные изменения в отношении управлении и организации детского хоккея. Раньше правила детского хоккея были очень просты: вы платите, вы занимаетесь в назначенные часы и жертвуете всем, чем необходимо.

Но федерация обнаружила, что современные семьи далеки от того, чтобы жертвовать своим свободным временем с сентября по апрель, посвящая его хоккею. Поэтому теперь решено встраивать хоккей в занятую жизнь современной семьи. Федерация хоккея теперь называет игроков «потребителями», и оперирует такими словами как «привлечение» и «удержание». Сейчас она находится в таком положении, что вынуждена рекламировать хоккей, чего раньше никогда делать не приходилось.

Одним из главных нововведений новой программы федерации является то, что сезон в детском хоккее теперь будет разделяться на три-четыре мини-сезона. Игроки смогут выбирать, в скольких турнирах они будут играть – в одном или во всех четырех – и у них остается возможность заниматься другими видами спорта (плаванием или лыжами) в оставшуюся часть зимы. «Как мы можем адаптироваться и сделать систему подходящей для современной семьи?

– задается вопросом Макикерн. – Может быть если мы предложим играть столько, сколько хочется, без поездок за пределы города и сниженные расходы, может быть одинокая мать с двумя детьми сможет себе это позволить». Николсон также напоминает о том дне, когда игрокам и родителям нужно будет решать, в какой лиге выступать дальше: контактной или бесконтактной. Спор о силовых приемах в детском хоккее идет яростный, со справедливыми утверждениями со стороны обоих лагерей.

В данный момент нет единого стандарта в этом отношении – все зависит от того, в какой провинции ваш ребенок занимается хоккеем. Большой проблемой для Николсона и национальной федерации остается то, что им приходится иметь дело с миллионом местных лиг и федераций детского хоккея. Многие из них не будут в восторге, когда узнают, что в их дела будут вмешиваться люди из федерации. «В детских ассоциациях на нас смотрели как на пришельцев, – говорит Николсон. – «Что, у нас теперь будет шестинедельный сезон?

» Но людям нужно понимать, что эти идеи пришли в голову людям из федерации хоккея Канады не с Марса. Мы проделали большую работу и знаем, что некоторые вещи нужно делать по другому». В ближайшем будущем Королевский банк Канады объявит об инициативе поддержания детского хоккея в Северной Америке вложением почти 1 миллиона долларов ежегодно, на развитие интереса к игре в самом юном возрасте. Но Николсон предполагает, что компания поможет им перевести всю рекламную литературу на 17 разных языков. Если это удастся сделать, то в форме детских книг, журналов и, что самое важное, хоккейной литературы, это может попасть в руки каждого нового канадца. Но гораздо больше, и с этим согласны все, предстоит сделать для того, чтобы снизить затраты на занятие хоккеем. В крупных городах это значит, что нужно строить новые катки.

Николсон приводит данные, согласно которым, в прошлом году только в штате Миннесота было построено больше катков, чем по всей Канаде. В Калгари в следующие два года открываются восемь новых арен, и еще шесть катков в последующие два, что доведет общее число хоккейных дворцов в городе до 67. Но GTHL, самая большая городская лига в мире, была вынуждена отказать 50 командам, которые хотели принять участие в сезоне, потому что у них не было мест, чтобы втиснуть их в расписание. GTHL использует 42 катка, примерно половина из которых принадлежит властям города. Остальные являются частной собственностью, и час льда там может стоить до 250 долларов.

«Если вы сможете найти компанию, которая захочет вложить 50 миллионов долларов в строительство арены, мы сможем сделать больше, 0 говорит президент GTHL Джон Гарднер. – У нас есть планы, но нет средств, чтобы их реализовать. У нас есть проект арены, которая может быть использована для многих нужд, начиная от соревнований по танцам и заканчивая проведением выставок, потому что это позволит получать средства, чтобы поддерживать арену в нужном состоянии, чтобы через 10 лет она не выглядела рухлядью. Знаете, большинство проблем в детском хоккее можно решить с помощью одной вещи. Это деньги».

Откуда взять таких благодетелей пока никто не знает. Одно дело покупать экипировку или вкладывать по 50 000 долларов в программу ассоциации игроков НХЛ «Голы и мечты», и совсем другое вложить миллионы долларов в катки, чтобы хоккей стал доступнее для большего числа детей. Президент компании Bauer Кевин Дэвис утверждает, что затраты на детский хоккей сильно преувеличены. На самом деле, начинающего игрока можно экипировать за довольно приемлемые деньги. Например, коньки Bauer начального уровня, стоят не больше 50 долларов.

«Цена на товары для начинающих игроков не только не изменилась за последние 10 лет, но и технологии сейчас используются не в пример тем, что были пять или десять лет назад, – говорит Дэвис. – Во время плей-офф показывали рекламу, где мама просыпается в 4:45 утра и тащит хоккейную сумку по заснеженной дорожке. Это на самом деле мифическая ситуация для детского хоккея. Можно ли тренироваться в 5 утра, если так хочется?

Конечно. Можно ли играть по 80 матчей за сезон семь дней в неделю? Конечно да. Но это миф, что вы обязаны делать это, чтобы заниматься этим видом спорта». Может ли компания вроде Bauer вложить миллионы своей прибыли в строительство арен?

Скорее всего нет, говорит Дэвис, потому что он не считает, что это главная проблема. ПО правде говоря, владелец Bauer Грэм Рустан сотрудничает с «Монреаль Канадиенс» и потратил свои собственные деньги на строительство пяти катков на открытом воздухе с системой охлаждения в не самых престижных районах города. Это очень глубокая и очень сложная проблема, можете быть в этом уверены. Возможно, хоккей больше не национальная страсть в Канаде, как принято считать. Возможно, в 21-м веке будут считать, что каждый шестой мальчик и каждый десятый ребенок, занимающийся хоккеем это хороший результат, учитывая то, сколько занятий для детей есть в наше время. Возможно это лучшее, на что может рассчитывать хоккейная федерация в будущем.

«Нам кажется, что каждый мальчик играет в хоккей, – говорит Николсон. – Так мы думаем. А на самом деле это совсем не так». P. S. Число игроков в США совсем немного уступает Канаде – 474 592 игрока зарегистрированы в федерации хоккея США. В Швеции этот показатель составляет 40 000, в Финляндии по приблизительным оценкам не превышает 11 000. В России, с населением 142 млн. человек хоккеем занимаются 50 146 мальчиков и 1116 девочек.