Три дня с ГКЧП

ВВС... Пожалуй, нет среди нас человека, который не знал бы эту аббревиатуру. Британская радиотелевещательная корпорация – сегодня, пожалуй, самая популярная среди тех, кто говорит по-русски. Поэтому я расшифровал Би-би-си как «радиотеле...», а не «телерадио...

», хотя так как раз было бы правильнее. Но высокий авторитет ВВС во всем мире завоевало как раз британское радио, а его «Russian Service» во все годы коммунистической диктатуры и после них у советских людей признавалась самым надежным источником оперативной информации и непредвзятого политического анализа. Ее имя у меня лично долго ассоциировалось с именем незабвенного Анатолия Максимовича Гольдберга, блестящего политического комментатора, хотя в «Русской службе» были, есть и, наверняка, еще будут высокие профессионалы своего дела. Сегодня мы завершаем тему десятилетия развала СССР, исторического события, которое не могло не отразиться и на нашей с вами судьбе, уважаемые читатели. Этой важной дате мы посвятили публикации в нескольких номерах YSR, и хотя в них дана была пространная оценка событий тех дней, специальный проект Би-би-си, как нам кажется, наиболее полно восстанавливает хронологию тревожного августа 1991 года и сегодня, десять лет спустя, излагает взгляд на него участников и свидетелей.

Из-за ограниченности газетной площади мы, естественно, не можем полностью воспроизвести весь этот блестящий проект, но некоторые его части публикуем с согласия наших британских коллег. YSR выражает искреннюю признательность г-ну Леониду Осокину, редактору BBC Russian Online, за содействие в получении консультации и материалов. Геннадий Дерткин ВВС И THE YONGE STREET REVIEW ПРЕДСТАВЛЯЮТ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ БРИТАНСКИХ РАДИОЖУРНАЛИСТОВ 10 лет не существует Советского Союза. Страны, которой гордились и которую ненавидили, которую уважали и которой боялись, которую презирали и на которую надеялись...Ее исчезновение не могло пройти бесследно. Одни потеряли единственную опору в жизни. Другие нашли, что воздух свободы губителен для них. Третьи до сих пор не могут признать исторический факт: СССР больше нет. Наш спецпроект - это попытка осмыслить этот факт.

Отсюда, из Лондона. Но с помощью людей отовсюду - из России, бывших республик СССР, США и Канады, Германии и Великобритании, Судана и Австралии. Они написали его своими судьбами. ТРИ ДНЯ С ГКЧП События, получившие название «августовский путч», фактически стали катализатором распада Советского Союза. После провала ГКЧП республики, остававшиеся на тот момент в составе СССР, одна за другой начали провозглашать независимость. Этот процесс завершился подписанием соглашения в Беловежской Пуще, легализовавшего распад союзного государства.

И все же противостояние 19-21 августа 1991 года было самым ярким эпизодом последних дней СССР. В рамках нашего проекта мы попытаемся вспомнить события тех трех дней, которые потрясли мир. 18 августа в полдень Михаил Горбачев позвонил в Москву из Крыма, где он отдыхал, вице-президенту Геннадию Янаеву, чтобы сообщить о своем возвращении в столицу 19 августа. Янаев поблагодарил Горбачева за звонок и обещал встретить в аэропорту. Ближе к вечеру того же дня телефонная связь Горбачева на даче в Форосе была отключена, и на дачу прибыли представители будущего ГКЧП и потребовали, чтобы Горбачев подписал указ о введении чрезвычайного положения или подал в отставку. Горбачев отказался, в результате чего у него конфисковали «ядерный чемоданчик», и первого (и последнего) президента СССР изолировали от мира.

Ранним утром 19 августа взлетная полоса в Бельбеке, в Крыму, откуда президент обычно вылетал в Москву, была блокирована двумя тягачами. Приказ об этом отдал генерал-полковник Мальцев, начальник штаба войск ПВО страны. В шесть утра министр обороны Дмитрий Язов провел совещание с командующими военными округами, подчеркнув необходимость обеспечения порядка. «Об остальном, - сказал министр, - узнаете из сообщений радио и газет». Буквально через полчаса в эфир вышло сообщение об освобождении Горбачева от обязанностей президента «по состоянию здоровья». Обязанности президента, как было объявлено, стал исполнять Геннадий Янаев. Был сформирован Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), в который вошли первый заместитель председателя Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель КГБ Владимир Крючков, премьер-министр Валентин Павлов, министр внутренних дел Борис Пуго, председатель Крестьянского союза СССР Владимир Стародубцев, председатель Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков, министр обороны Дмитрий Язов и исполняющий обязанности президента СССР Геннадий Янаев.

Двумя часами позже в Каунасе (Литва) войска заняли телецентр. Телецентр в Ленинграде был окружен милицией, передающее оборудование взято под контроль людьми в военной форме. Ленинградское радио сообщило о создании местного КЧП. В некоторых городах России было объявлено чрезвычайное положение, приостановлено действие местных Советов, запрещены митинги, пресса взята под контроль. Около 10 утра прекратило передачи Всесоюзное телевидение, в Москве было замечено передвижение военной техники. В половине двенадцатого было обнародовано заявление президента России Бориса Ельцина, председателя Совета министров РСФСР Ивана Силаева и и. о. председателя Верховного Совета РСФСР Руслана Хасбулатова, в котором переворот был назван реакционным и антиконституционным и содержался призыв к всеобщей забастовке. В тот же день Ельцин издал указ, по которому декреты ГКЧП были запрещены к исполнению на территории России.

В Москве демонстранты стали собираться на Манежной площади около полудня. К 12 часам число участников митинга достигло нескольких тысяч. Вскоре прошел слух о колонне танков, приближавшейся по Минскому шоссе к Москве.

В Вильнюсе тысячи литовцев собрались у здания Верховного Совета. Эстонские лидеры призвали к спокойствию и твердости духа, пообещав продолжать борьбу за восстановление независимости. В час дня произошло событие, ставшее классикой путча: Борис Ельцин взобрался на танк Таманской дивизии с номером 110 на борту и призвал к восстановлению конституционного порядка. Военный комендант Москвы Николай Смирнов заявил, что в столице введено чрезычайное положение.

Московские типографии отказались печатать ряд демократических изданий - «Московские новости», «Независимую газету», «Московский комсомолец» и другие. Около 16 часов у Белого дома из подручных средств начали возводиться баррикады. Оборона здания была поручена члену парламента России генералу Константину Кобецу.

Ближе к 17 часам Ельцин издал новый указ, в котором, среди прочего, объявлялся переход всех органов исполнительной власти СССР на территории России - включая силовые министерства - под управление президента России. В 17.10 пришло первое сообщение о выстрелах в столице - правда, в воздух. Танки и другая военная техника пытались пересечь Бородинский мост в направлении центра города, но были остановлены баррикадами из автобусов и троллейбусов, возведенными демонстрантами. В Риге ОМОН занял республиканский телецентр. Ближе к ночи было также захвачено здание МВД республики. (Тут я позволю себе дополнение, так как был свидетелем событий в латвийской столице. Были взяты под военный контроль не только два этих объекта, а также здание телеграфного агентства, редакций ведущих рижских газет на Домской площади и в Доме печати.

Особенно усердствовали отряды внутренних войск и местного ОМОНа, о которых в Латвии до сих пор вспоминают «без грусти». Были и человеческие жертвы среди местных жителей. Я сам видел грузовик, раздавленный танками на мосту через Даугаву. Водитель, конечно, погиб - Г. Д.). Мэр Ленинграда Анатолий Собчак, вернувшись из Москвы, выступил перед Ленсоветом и рассказал о встрече с членами ГКЧП.

Собчак назвал их «преступниками, которые должны быть наказаны», и призвал к общегородской забастовке 20 августа. В Ленинграде, на площади перед Исаакиевским собором собрался митинг протеста против ГКЧП, строились баррикады. В Москве по только что созданному радио Верховного Совета РСФСР было передано обращение к гражданам, в котором их просили разобрать баррикады перед Белым домом - с тем, чтобы верная российскому руководству Таманская дивизия могла подвести свои танки на позиции у здания. Прибытие танков Таманской дивизии было с восторгом встречено собравшимися у Белого дома. Регионы и республики СССР на протяжении дня определяют свое отношение к событиям в Москве.

Облсовет Кузбасса и горсовет Новосибирска решают не поддерживать ГКЧП. Однако демократические газеты в Новосибирске не выходят. Крайсовет Красноярска запрещает публикацию и трансляцию указов, подписанных Ельциным. Аналогичное решение принимается и в Краснодаре крайсоветом под председательством Николая Кондратенко. В Петропавловске-Камчатском областное телевидение транслирует указы Ельцина. Ранним утром председатель эстонского правительства Эдгар Сависаар выступает по национальному радио, заявляет о поддержке Ельцина, призывает эстонцев игнорировать приказы ГКЧП.

В Кишиневе запрещено издание газет, поддержавших ГКЧП, - то есть, тех газет, которым указом ГКЧП было дано право публиковаться. Руководство республики призывает граждан не выполнять указы комитета. Аналогичную позицию занимает руководство трех прибалтийских республик и Грузии. Президент Грузии Эдуард Шеварнадзе призывает Запад признать независимость республик СССР.

Председатель ВС Украины Леонид Кравчук не дает однозначной оценки событиям и призывает проявлять спокойствие. В Латвии и Литве объявлено чрезвычайное положение. Во Владивостоке проходят массовые митинги. Шахтеры Воркуты и Кузбасса заявляют о готовности начать забастовку. Вице-президент России Александр Руцкой призывает коммунистов не подчиняться приказам «узурпаторов», забыть разногласия и в сотрудничестве с демократическими силами защитить законно избранные органы власти. Борис Ельцин обещает поддержку всем сотрудникам прокуратуры, КГБ, МВД и военнослужащим, которые откажутся подчиняться ГКЧП. В Ленинграде мэр города Анатолий Собчак на пресс-конференции предрекает скорое поражение ГКЧП.

Несмотря на сообщения о приближении к городу военных частей, Собчак, ссылаясь на обещание командующего ленинградским ВО не вводить войска в город, призывает собравшихся вокруг Мариинского дворца разойтись. Мэрия окружена баррикадами. Оборона организована местным ОМОНом и ветеранами-афганцами. Ранним утром поступают сообщения о том, что в сторону города направляются войска. Утро в Москве начинается с выражения премьер-министром России Иваном Силаевым благодарности всем, кто пришел на защиту Белого дома. Всем им обещана двойная оплата рабочего времени.10 часов утра - массовый митинг на Дворцовой площади в Ленинграде собрал около 300 тысяч человек.

Военные города обещают, что армия вмешиваться не будет. Ельцин, Руцкой и Силаев отправляют председателю ВС СССР Анатолию Лукьянову письмо со своими требованиями - организовать их встречу с Горбачевым и Янаевым, провести независимую экспертизу здоровья Горбачева и обнародовать ее результаты, отменить ограничения в СМИ, отменить чрезвычайное положение на время сессии ВС СССР, обеспечить нормальную работу руководству России, восстановить связь правительства России и распустить ГКЧП. Позднее Руцкой сообщает о встрече Хасбулатова и Силаева с Лукьяновым. Последний утверждает, что ничего не знал о планах ГКЧП, обещает созвать сессию парламента и добиться присутствия на ней Горбачева. Чрезвычайная сессия ВС России назначена на 11:00 21 августа. В 13:40 «Эхо Москвы» выходит в эфир.

Позднее комнаты радиостанции и студии будут опечатаны десантниками. Станция возобновит свое вещание в полном объеме лишь на следующий день. Запрещенные к выходу московские газеты готовят свои выпуски и распространяют их в фотокопиях. Днем Ельцин говорит по телефону с Джорджем Бушем и Джоном Мейджором и получает заверения в том, что Лондон и Вашингтон не собираются признавать ГКЧП. Вечером Ельцин назначает себя главнокомандующим вооруженными силами, расквартированными на территории РСФСР, называет ГКЧП хунтой и благодарит москвичей за поддержку. Большинство региональных советов отказывается поддерживать путчистов.

О своей поддержке заявляет президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Вечером Лукьянов сообщает Ельцину о своем разговоре с Янаевым и Крючковым. Они, по словам Лукьянова, не собираются отдавать приказа о штурме Белого дома. По словам представителя правительства России, танковая колонна движется к центру города по Калининскому проспекту, а в гостинице «Россия» расквартировано подразделение КГБ. Вечером Ельцин назначает председателя Комитета обороны России генерал-майора Константина Кобеца министром обороны России. Новый министр отдает приказ номер один о неподчинении ГКЧП. Всем перешедшим на сторону российского руководства обещана амнистия.

У Белого дома остается несколько тысяч человек, горят костры. Поступают противоречивые сообщения о движении колонн военной техники по направлению к центру города. Через несколько минут после наступления полуночи колонна бронетранспортеров и танков начинает продвигаться к Белому дому со стороны посольства США. Чтобы разогнать толпу, солдаты стреляют в воздух.

Возле Смоленской площади демонстрантам удалось брезентом и одеждой закрыть смотровые щели на одном из бронетранспортеров и заставить его искать убежища в подземном проходе под Новым Арбатом. Первая жертва - запаниковавший солдат внутри одного из бронетранспортеров открыл огонь по людям, окружившим машину. Погиб один человек, несколько ранены. Один бронетранспортер подожжен в проходе под Новым Арбатом. Поступают противоречивые сообщения о количестве погибших. К утру становится ясно, что погибли три человека - Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский, ранены четверо, пострадали более 50.Защитников Белого дома призывают организовать «живое кольцо» вокруг здания.

Вокруг Белого дома и в начале Нового Арбата горят троллейбусы - один из обгорелых каркасов будет еще несколько лет стоять в качестве напоминания об августовских днях во дворе Музея Революции. В конце девяностых его оттуда уберут. Некий неназванный майор из 27-й бригады, находящейся вблизи Белого дома, говорит репортерам, что получен приказ начать штурм до рассвета. Эта новость, равно как и кадры горящих троллейбусов и бронетехники, немедленно попадает на телеэкраны. Мировые телекомпании и радиостанции ведут круглосуточные передачи о событиях в Москве.

К половине второго бронетранспортеры и танки отходят от Белого дома к Новому Арбату. Около трех часов утра Янаев и командующий московским гарнизоном Моисеев заверяют секретариат президента России, что приказа о штурме не будет. По словам командующего штабом московского военного округа, Таманская и Кантемировская дивизии покидают столицу. Несмотря на события в Москве, ряд городов на востоке России получает от ГКЧП приказ ввести чрезвычайное положение. Армия занимает телерадиоцентры и телефонные станции в ряде провинциальных городов Литвы. В Таллинне военные берут под контроль два этажа телецентра. В Риге военные разоружают охрану Совета министров Латвии и арестовывают нескольких сотрудников аппарата.

К утру тон западных теле - и радиорепортажей меняется - обсуждение возможности провала путча сменяет дискуссия о судьбе членов ГКЧП и действиях команды Ельцина. В 7:42 все армейские подразделения, введенные в Москву 19 августа, покидают столицу. В 10 часов десантники входят в студии «». Радиостанция закрыта по приказу коменданта Москвы под предлогом того, что ее частота используется пиратской станцией. Вещание возобновляется в 15:30. В 14:00 возобновляет вещание «Радио России».

В 11:00 открывается сессия Верховного Совета России. Хасбулатов рассказывает делегатам о событиях ночи и говорит, что организаторы переворота поставили страну на грань гражданской войны. Парламент принимает решение отправить в Крым к Горбачеву Силаева, Хасбулатова и председателя КГБ Крючкова. Ельцин сообщает депутатам, что члены ГКЧП едут в аэропорт. В 14:18 Ил-62 с путчистами на борту вылетает в Крым к Горбачеву.

Милиция получила приказ арестовать путчистов всего через несколько минут после взлета самолета. Первым человеком, от которого страна получит новости о Горбачеве, будет президент Казахстана Нурсултан Назарбаев: по его словам, члены ГКЧП ждут в приемной встречи с президентом СССР, Назарбаев советует Горбачеву их не принимать. В 16:52 к Горбачеву вылетают Руцкой, Силаев и Бакатин. На площади Дзержинского начинается массовый митинг в поддержку демократии. Армия возвращается на базы, в городах прибалтийских республик военные освобождают занятые ранее здания.

Руководители регионов и партийные организации, ранее поддержавшие ГКЧП, заявляют о полной поддержке Ельцина. В 22:00 Ельцин подписывает указ об аннулировании всех постановлений ГКЧП и о ряде перестановок в Гостелерадио. Возле Белого дома начинается рок-концерт с участием «Машины времени», «Круиза», «Коррозии металла» и «Шаха».В полночь самолет с Руцким, Силаевым и Горбачевым вылетает в Москву. Он приземляется в 1:30.Итог подводит «архитектор перестройки» Александр Яковлев - винить во всем произошедшем надо лишь самого Горбачева, окружившего себя «не теми» людьми.

В середине дня на непрекращающемся митинге у Белого дома выступают Ельцин, Силаев и Хасбулатов. В течение дня арестованы Язов, Тизяков, Крючков, Янаев и другие. Пуго совершает самоубийство. Милиция ищет Стародубцева, покинувшего столицу.

Их делом занимается военная прокуратура, всего в деле около 150 томов. Все участники ГКЧП будут амнистированы в 1992 году. Дальнейшая их судьба сложилась по-разному.