Вячеслав Быков: От такой работы устать невозможно

Главный тренер сборной России побывал в гостях у "СЭ" и почти два часа отвечал на острые вопросы журналистов. - Не знаем, поздравлять ли вас с тем, что команде досталось серебро чемпионата мира, - или сочувствовать,- с этих слов начался разговор в конференц-зале "СЭ". - Во-первых, спасибо за приглашение. Во-вторых, будем точны в формулировках. Сборной не достались серебряные медали, эти медали она завоевала. Завоевала потом, кровью и травмами. - Согласны с мнением, что команда - быть может, подсознательно - приехала в Германию в первую очередь не выигрывать чемпионат мира, а обыгрывать Канаду? - Не думаю. Первоочередным все-таки было выиграть золото.

И не удовлетворить свои амбиции, а порадовать болельщиков. Вот, скажем, матч с чехами. Первая смена. Ваши ощущения? - Пропустили в первой же смене - значит, не были готовы к битве с первых секунд.

- А вот у нас совсем другие ощущения. Смотрите. Федоров выигрывает вбрасывание.

Семин забрасывает шайбу в зону и сам туда же летит. Более того, хотя у защитника было три метра форы, Саша его "съедает"! Но падает, ударяясь головой о борт. Федоров идет в давление, потому что второй защитник едет на подбор.

И тоже - то ли Сергей поскользнулся, то ли этот защитник его "подбил". Овечкин подкатывается - а Семин все лежит, ему очень больно. Чехи начали контратаку, а Сема в этот момент, как мог, старался до лавочки доехать, чтобы дать возможность партнеру быстрее выскочить на лед. Но ему было трудно - и наш крайний форвард, который должен был выйти вместо Семина, не успел за игроком чехов, который подключился и забил гол. Желание сразу вцепиться в горло, настрой, предельная отмобилизованность - все это было. Как мы можем судить Сашку Семина?

Он мог бы остаться лежать, симулировать - хотя там не было никакой симуляции. Но он старался доползти, чтобы помочь другому. Увы, не успел, а тут еще Серега ложится, вратарь (Варламов. - Прим.

"СЭ") реагирует на замах Ягра, пас - гол. Это что? - Несчастный случай? - Это спорт. Чехи использовали эту ситуацию на сто процентов. Честь им и хвала.

Но можно ли обвинять наших ребят в том, что с самого начала принялись нагнетать давление, зная, что чехи все равно будут действовать от обороны и придется ее взламывать? Это был чистый русско-чешский гамбит, если можно так выразиться. Который в большинстве случаев заканчивается счетами 1:0, 2:1 - Стало ли для вас приятным сюрпризом то, что в Кельн приехало столько российских олимпийцев? - Нет. Мы сознательно пошли на то, чтобы в первую очередь дать возможность сыграть ребятам, которые были на Олимпиаде.

Именно у них был приоритет при формировании состава. Почему я и говорил в Кельне о "штрафном батальоне". В Ванкувере мы, что называется, проштрафились.

- Что скажете о Ковальчуке? Справился ли он с ролью капитана? - Полностью! Илья хоть и молодой, но уже очень сильный человек. И за те три года, что мы с ним встречаемся в сборной, он стремительно вырос. Меня восхитила его профессиональная реакция на наш первый звонок после вылета его "Нью-Джерси" из плей-офф. "В котором часу и где вы меня ждете?

" - примерно так сразу же спросил Илья. Считаю, что этой весной именно он первым показал пример достойного уважения к своей сборной и к своей стране. Другие уже следовали его примеру.

- Если на следующий чемпионат мира поедут и Ковальчук, и Морозов, а их главным тренером будет Быков - кто будет капитаном? - Думаю, Ковальчук. Это представитель нового поколения, которое должно брать - и уже берет - эстафетную палочку в свои руки. Кстати, они с Морозовым друзья, Илья - крестный Лешкиного ребенка. Так что никаких проблем здесь, уверен, не будет.

- Сейчас много говорят о будущем сборной. Как вы отнесетесь к варианту, при котором главные полномочия при формировании команды перейдут к генеральному менеджеру, ответственному за выбор тренерского штаба и игроков? - Для начала 31 мая мы должны представить отчет о проделанной работе на исполкоме ФХР. Дальше будет видно, кто именно войдет в тренерский штаб - мы или другие люди. Если вспоминать все предыдущие годы в советско-российской системе, то генерального менеджера как такового у нас никогда не было. Конечно, можно предположить, что теперь ФХР решит пойти как раз по такому пути. Сперва пригласит генменеджера с целью формирования тренерского штаба, выстраивания концепции игры, продумывания стратегии поведения.

Все это будет делаться, как я понимаю, под Олимпиаду. Что ж, такой подход кажется логичным. Ведь если дробить цикл на два отрезка по два года - это не совсем верно. Никаких проблем в озвученной вами схеме не вижу. Эта ситуация давно известна в мировой практике.

Яркий пример - Яри Курри в сборной Финляндии, что уж говорить про Канаду. Но применима ли она у нас - решать ФХР. Если как тренеры мы в новую концепцию впишемся, то будем искать с генменеджером общий язык. В этой связи хочу сказать, что не сборная принадлежит нам, а мы - ей. - Верно ли впечатление, что на этом чемпионате мира команда была более управляемой, чем на прошлогоднем, лучше выполняла установку? Хотя, казалось бы, при таком количестве звезд должны были возникнуть сложности. - Логика в вопросе очевидна. В своих клубах наши звезды НХЛ имеют другой статус - и играют несколько иначе.

Если вы заметили, мы от матча к матчу закручивали "винтики". Сначала дали ребятам возможность войти в эту атмосферу, почувствовать радость от общения и игры на больших площадках. Но постепенно вводили их в определенную систему требований, в частности, оборонительных.

Хотя у нападающих, которые привыкли только забивать, выполнять оборонительную работу получается не всегда. Скажу так: процентов на 80 мы в этом смысле увидели то, что хотели. Наш девиз: "Получай такой же кайф в обороне, как и в атаке" - возымел действие.

- Морозова с Зариповым вам сильно не хватало? - Нам любого не хватает. Видел, что и Зарик (Зарипов.

- Прим. "СЭ") был в Германии, и Лешка переживал, желал удачи. Саша Радулов, по-моему, тоже приезжал - и уж точно душой был с нами.

Ребята уже стали одной семьей, и мы рады этому. - Не находите, что Сушинский с Мозякиным немножко выпадали из этой команды, не совсем вписывались в общую игру - и Морозов с Зариповым на их месте как раз смотрелись бы идеально? - На тот момент мы взяли лучших.

- Была версия, что Сушинский и Мозякин в Германии-2010 - это своего рода "политическое" решение. - Нет. - Поясним, что имеется в виду. Алексей Яшин много лет играл за сборную, и многие считают, что его неприглашение было неправильно обставлено штабом. - Возможно. - А тут, взяв Сушинского, вы как бы ему показали: та работа, когда он много лет безотказно приезжал в сборную, не забыта. - Она никогда не была забыта. Но мы всегда стараемся формировать сборную для того, чтобы выиграть.

То есть - из лучших на момент объявления состава. Мне приятны слова Макса о том, что любое приглашение в национальную команду он воспринимает как честь. Но никакого "политического" решения тут не было. - Не кажется ли вам, что дружеская, даже благостная атмосфера хоккеистов расслабила?

Что где-то их, может, надо было столкнуть лбами, создать искусственный конфликт - чтобы огня у них было больше? - Да, известны такие тренеры, которые говорили: что-то у нас слишком спокойно, давайте найдем козла отпущения Приведу вам такой пример. На матч с канадцами они вышли какие? - Злые.

- Правильно - злые. На матч с немцами? - Похуже.

- На самом деле настрой был очень серьезным. Мы дали установку, применили определенные методы. Но в любом случае подсознательно - это Германия. Это не Канада. Независимо от того, что все празднуют 65-летие Победы, а турнир походит в Германии Это - спорт. Наверное, можно искусственно создавать конфликт, но какой в этом смысл?

Мы работаем по-другому. Стараемся прочувствовать ситуацию, чтобы, наоборот, не довести до конфликтной ситуации. - Во многом этот вопрос - из советских времен, когда тренер был царь и бог, мог разделять и властвовать. Но возможно ли это в дни, когда играют Овечкины и Ковальчуки?

- Принцип "разделяй и властвуй" к нашим с Игорем (Захаркиным. - Прим. "СЭ") методам не подходит. Все мы - единомышленники, коллеги, партнеры. Каждый на своем месте должен быть профессионалом. Когда ты сознательно идешь в бой, это совсем другое, чем когда ты делаешь это из-под палки. Такая у нас философия.

Если она не подходит под философию федерации или других руководителей - пожалуйста. Навязывать свою позицию не будем никогда. Но менять ее - тоже. - Существует мнение, что многие переоценивают потенциал нашей команды. Есть, мол, несколько ярких нападающих, но их хватает от силы на два звена, а что касается двух других звеньев и особенно линии обороны, то все куда печальнее.

Вот, к примеру, знаменитый Скотти Боумэн сказал, что из российской олимпийской команды взял бы в сборную Канады лишь шесть игроков - и среди них ни одного защитника. Не кажется ли вам, что из-за наличия нескольких суперзвезд ряд проблем уходит в тень? - У Боумэна - своя позиция, у нас - своя. Считаем, что на тот момент это были лучшие игроки, которые могли представить наш хоккей.

Но мы вправе гордиться уже тем, что болельщики теперь хотят видеть нас только впереди всех. После долгого перерыва у нас не просто появились бронза, два золота и серебро чемпионатов мира - главное, зрители, как в советские времена, почувствовали вкус побед и стали проявлять предельную требовательность! Одна команда может быть более звездной, а другая - менее. Но в итоге все решается на льду. Какой бы ты звездный ни был, все время должен доказывать, доказывать, доказывать. В 98-м все писали, что в Нагано нас обыграл один Гашек. Но какая там у чехов была оборона!

Конечно, у нас была сумасшедшая атака - но и она не смогла с такой обороной справиться, да к тому же вратарь творил чудеса. - Сейчас Вокоун, по сути, сыграл "в Гашека". - В какой-то степени, да. И мы не можем наших ребят судить. Вышел Макс (Афиногенов.

- Прим. "СЭ") один на один - ну не поднялась шайба! Лед плохой или еще что-то - трудно сказать. При том что голкипер и в этом, и в других эпизодах сыграл великолепно. - А чем объяснить, что в первом периоде финала у нас моментов было много, а во втором они исчезли?

- Не сказал бы. Пресс мы очень серьезный создавали. Но психологическое состояние соперника улучшалось с каждой минутой. Есть выражение "вытаскивать игру через не могу" - как раз это и происходило с чехами.

Мы не прекращали атаковать, оптимизм и желание забить в ребятах не угасали Вот меня спрашивают: "Как вы относитесь к поступку Малкина, который удалился в конце игры, когда можно было забить?". - Правильный вопрос. - Правильный.

А мой ответ: я ни в чем его не могу упрекнуть. Жажда забить гол, сравнять счет, выиграть в тот момент доминировала у него над всем остальным. Он где был? Под воротами, чтобы туда всунуть шайбу. Это спорт. - Еще один ключевой момент финала - столкновение Овечкина и Федорова, обернувшееся травмой ветерана. Что это было такое?

- Несчастный случай. Сашка шел в контакт, чех вовремя от него ускользнул, а Серега как раз был "на возврате". Иначе как несчастным случаем это не назовешь. К сожалению, мы сразу потеряли Федорова - И разрушилось звено? - Скажу по-другому: создалось другое.

Стакан может быть наполовину пустой, а может - наполовину полный. Из любой ситуации нужно вытаскивать положительное. Честь Федорову и хвала, что в свои 40 лет он провел очень солидный чемпионат.

- Это было его последнее мировое первенство? - Он мне сказал кое-что, но я не буду это озвучивать. Потому что в любом случае это его прерогатива.

- Вы бы взяли его в свой тренерский штаб? - Не думаю, что сейчас нужно об этом говорить. Каждый строит свою судьбу по-своему. Хоть Сергею 40, может, он захочет еще играть. Разговоры на тему: "А если вдруг", считаю, неуместны. - Согласны ли с тем, что два последних матча Федоров сыграл слабее чем в дни последнего этапа Евротура и начала чемпионата мира? - Не соглашусь.

И с Канадой он сыграл хорошо, и с немцами неплохо. Его роль я бы назвал так - координатор двух машин. А у Сашки Семина сезон получился, как на волнах. Я с ним разговаривал, и мы ощущали, что он не чувствовал себя в своей тарелке.

Не могу сказать, психологически или физически, но такое бывает. - Поэтому вы и заменили его на Сушинского в полуфинале? - Да, он неважно себя чувствовал.

И мы в какой-то момент подумали: попробуем дать Семину паузу, чтобы он как-то отошел. Важно, чтобы мы работали всегда в унисон с нашими ребятами, ощущали их состояние. - Многие критикуют вас за приверженность атакующему, советскому стилю хоккея. Тем более что в прошедшем сезоне этот хоккей нам успеха не принес - ни на Олимпиаде, ни на чемпионате мира. - Да, мы стараемся следовать традициям нашего хоккея. Российская школа сильна прежде всего скоростью, атакой, комбинациями. Убеждены, что те же Морозов, Зарипов или Зиновьев с их атакующим хоккеем обеспечат результат лучше, чем специалисты узкого оборонительного профиля.

Еще, кстати, и потому, что таких специалистов защиты в российском хоккее - так уж сложилось исторически - крайне мало. - Тем не менее команды, составленные из "специалистов", обыграли сборную России в Ванкувере и ваш "Салават" в КХЛ... - Да, в этом сезоне так, увы, получилось. Но ведь, если помните, были и другие сезоны. - Почему в плей-офф ни одного очка не набрал Овечкин? Может, он игрок маленьких площадок? - О площадках - разговор отдельный. В этом сезоне, думаю, всем стало ясно, насколько вопрос с размерами льда принципиальный.

Вы видели, как мучились в Германии на больших площадках финалисты Олимпиады - американцы и канадцы. И это при том, что они привезли на чемпионат мира сильные и весьма перспективные команды. Думаю, размер площадки оказывает влияние и на игру Сашки Овечкина. Все-таки за океаном ему чуть проще. Там все предельно конкретно: есть шведский центрфорвард Никлас Бэкстрем, который доставляет шайбу Овечкину, а тот делает свое дело. На европейской площадке своя специфика, к которой нужно привыкать.

Плюс вы, наверное, заметили, как соперники работали по Сашке на этом чемпионате. Его весь турнир целенаправленно били! Я с ним порой перешептывался на лавке для запасных: "Ну как, Саша, все в порядке?.." Честь и хвала Овечкину, что он доиграл этот турнир.

Пусть, возможно, и без блеска в плей-офф. - После того как Федоров и Анисимов получили травмы, не пожалели о том, что не взяли в Германию 13 нападающих и лишь семь защитников? - Нет, не пожалели. У нас были такие мастера как Малкин, Овечкин, Ковальчук, Дацюк, Афиногенов, Кулемин, ряд других.

Они привыкли в своих клубах порой играть в три звена, получать по двадцать с лишним минут за матч. Атринадцатый форвард обычно сидит на лавке, холодный, недовольный... Да и защитникам проще работать в три или четыре пары, чем отфутболивать из одной пары в другую седьмого лишнего. Именно поэтому мы и остановились на схеме "812". - Почему в финале центрфорвардом первого звена после травмы Федорова вы сделали Козлова, а не Малкина?

- Не хотели разбивать тройку Ковальчук - Дацюк - Малкин. Они показывали феноменальный, если хотите - шедевральный хоккей. В таких условиях решили увеличить игровое время набравшего хорошую форму универсала Виктора Козлова. Считаю, он нас не подвел. - Какие уроки вы извлекли из поражения в Ванкувере? - Мы поняли, что нужна еще более высокая конкуренция идей, что штабу необходима свежая кровь. Решая эту задачу, привлекли к работе со сборной тренера по НХЛ Андрея Назарова, тренера молодежной сборной Валерия Брагина, консультанта Бориса Майорова.

Получили очень интересную бригаду из людей с разными мировоззрениями, у каждого из которых свое мнение. - Довольны ли вы работой в Германии своих ассистентов? Скажем, Назарова, которого в НХЛ уже прозвали черной меткой.

Ведь все клубы-фавориты - "Нью-Джерси", "Питтсбург", "Вашингтон", в которых он в ходе своей поездки по Северной Америке побывал, неожиданно вылетели из плей-офф НХЛ и усилили сборную... - Да, Андрей поработал здорово. Он имеет богатый опыт игры в НХЛ, контакты за океаном. И мы посчитали, что это идеальная фигура, человек, который сможет не просто поговорить с энхаэловцами, но и определить их игровое состояние. Нам его взгляд был интересен, так как он пропагандирует современные тенденции развития хоккея - агрессивный, динамичный стиль, с большим объемом катания. В связи с этим мы Назарова и пригласили - и не прогадали. Наконец всегда есть свое мнение по всем вопросам у опытнейшего Бориса Майорова.

- Майоров весьма жестко критиковал ваш штаб после Олимпиады. - За что мы и уважаем Бориса Александровича. У него всегда есть своя линия, и он ее аргументирует - вне зависимости от того, совпадает она с нашей или нет. А подпевал, тех, кто всегда утвердительно кивает, мы не ищем. - В чем заключались функции Майорова и Валерия Брагина - других членов штаба? - В течение чемпионата каждый из них занимался просмотром соперников: Майоров - в Кельне, Брагин - в Мангейме. На каждую команду, которая могла стать нашим соперником, у них было полное досье - оборона, атака, большинство, меньшинство, вратари. К тому же у нас есть видео-тренер, готовящий "нарезку" игр соперников.

Чемпионат-2010 показал, что это направление - продуктивно и что мы оказались на правильном пути, усилив эти позиции. Все комментарии коллег мы использовали в деле. - Но почему вы не использовали такой же подход на Олимпиаде?

Тот же Назаров в той ситуации был еще нужнее. - Вспомните: мы провели августовский сбор. То есть всех ребят знали. Самой серьезной задачей было к декабрю выбрать состав. Заранее определить, кто в какой форме будет к февралю, - это предсказать невозможно.

То есть опыт Назарова при выборе тех или иных кандидатур в таких условиях понадобиться не мог. - Большой резонанс в России вызвал бойкот прессы со стороны игроков сборной. Тогда вы хоккеистов поддержали. Сейчас, спустя неделю, не пересмотрели свою позицию? - Очень сложный вопрос. Если вы меня спросите, верно ли поступили игроки, объявив бойкот, отвечу: нет! Следующий момент: правильной ли была поддержка тренерами своих хоккеистов?

Отвечу: да! - Почему? - Если вы заметили, то в нынешней сборной на лидерские позиции постепенно выходят молодые игроки. Сильные, яркие, часто эмоциональные. Для меня они - как дети. Безусловно, их реакция на появление ролика из желтой прессы на государственном канале была излишне резкой, не совсем продуманной. Да что сказать непродуманной - абсолютно неправильной! Сюжета ведь толком никто не видел, но все его друг другу пересказывали.

Кому-то на эмоциях пришла идея объявить бойкот. И под него попали все, включая журналистов-профессионалов. - Могли ли вы локализовать бунт игроков? - Нет, я был обязан их если не поддержать, то защитить. Был обязан, если хотите, как отец.

Это в 1917 году отцы и сыновья воевали друг с другом. Сейчас, слава богу, другие времена. - Тем не менее и сейчас аналогия с семнадцатым напрашивается. Ведь казалось, что кое-кто в России начал желать своей стране и своей сборной поражения в мировом турнире...

- Я в это не верю. Но если такие люди есть, то нет смысла о них говорить. Мне их просто жалко. - Не возникло ли у вас желание использовать бойкот как дополнительный способ мотивации команды? - Мы стараемся применять все средства. Но этот бойкот мы использовали скорее в обучающих целях. В качестве примера приводили игроков футбольной сборной России, которые после поражения от Словении тоже были на мушке у желтой прессы.

И которые, не объявляя никаких бойкотов, смогли выбраться из окружения. Считаю, что в Германии мы с честью вышли из проблемной ситуации. Работа руководства сборной не прошла даром, через сутки все вопросы были сняты. - Инициаторы бойкота были штабом наказаны? - Ну вы же знаете наши методы. Обязательно!

Розгами(смех в зале). - Ваш помощник Игорь Захаркин сказал после Ванкувера, что включение ряда игроков в олимпийскую заявку было политическим решением. Мол, не отдавая при прочих равных условиях преимущества игрокам из КХЛ, мы, надеясь на исключительно заокеанский легион, в перспективе будем только деградировать. - Перед тем как утвердить каждую кандидатуру, мы очень серьезно рассматривали все "за" и "против". И не было такого, чтобы мы занимались какой-либо политикой и стремились удовлетворить чье-то эго. Я никогда на это не пойду. Мы старались взять всех лучших. Да и по сравнению с вариантом "СЭ", например, у нас было только одно разночтение - между Фроловым и Афиногеновым.

Сашка, кстати, все понял, хотя нам было горько об этом ему говорить. На чемпионат мира он приехал без лишних вопросов. Может быть, Захаркин просто как-то хотел меня защитить в тот момент. Мы друзья и к работе стараемся подходить очень профессионально. Иногда у нас мнения расходятся, но мы всегда находим точку соприкосновения, и через нее - истину.

Как только решение принято, оно - окончательное. И мы будем это решение защищать, даже если кто-то изначально предлагал нечто другое. Вообще ближайшее время должно пройти не только под знаком Сочи. Сейчас самая большая проблема - как дальше развивать отечественный хоккей, чтобы он приносил дивиденды не только другим странам, но и нашей сборной. Если об этом вовремя не позаботиться, то потом могут быть проблемы. Уже сейчас в НХЛ на ведущих ролях всего полтора десятка российских игроков, выходящих в большинстве и ударных звеньях.

А в КХЛ кто в основном исполняет эту роль? Иностранцы. Они занимают места наших молодых игроков.

Имей эти ребята практику, могли бы выстрелить, как те же Куликов и Анисимов в нынешнем сезоне в НХЛ. - "Салават", имея три классных звена, мог хотя бы в четвертой тройке подпускать молодежь. Но в минувшем сезоне вы этого практически не делали. - Здесь все зависит от позиции клуба. Я бы не стал смешивать клубную политику и деятельность сборной.

Вы не должны ставить меня в такое положение. Нам не нужны шесть иностранцев. Максимум - три. И вратарей из зарубежья давайте снова ограничим. Был раньше на них лимит - у нас тут же появились Бобровский, Галимов, Касутин. А раньше уехал за океан Худобин, сами помните, из-за чего.

Молодые и перспективные сейчас тоже отправляются в Северную Америку. Вспомните челябинца Дадонова, сейчас туда едут Бобровский и Скачков. - Но с уменьшением количества иностранцев ослабнет конкуренция. А как же без нее расти молодежи? - Доводы неплохие.

Но рассматривать их и анализировать должны соответствующие люди в соответствующих организациях, а не мы с вами. Разработкой стратегии развития нашего хоккея должны заниматься ФХР и КХЛ. С нашей, тренерской стороны мы видим, что эти две структуры не взаимодействуют как следует. Надо разговаривать и обсуждать все вопросы совместно. Конфронтации сейчас нет, но и консолидации тоже не видно.

Представители клубов, КХЛ, ФХР, МХЛ должны садиться все вместе и решать, как развивать наш хоккей дальше. Если сборная не нужна, то все ясно - надо развивать лигу. Если нужны и национальная команда, и КХЛ - значит, надо искать компромисс. - Как вы отреагировали на звонок президента России сразу после финала? Это, судя по всему, означает, что работу в сборной нынешний тренерский штаб продолжит. - Я не стал бы оценивать этот факт именно таким образом.

Звонок Дмитрия Анатольевича приятен тем, что руководители страны тоже переживают за сборную. Медведев смотрел матч, как и миллионы болельщиков по всей стране. И его звонок - это отклик как его самого, так и этих миллионов: ребята все равно молодцы, завоевали второе место. С другой стороны, президент ощутил и всеобщее разочарование. Это прозвучало в нашем разговоре. Все ждали от чемпионата большего. - Можно ли сказать, что по ходу ЧМ-2010 вы чувствовали прессинг, которого не было ни перед Квебеком, ни перед Берном?

- Как я уже говорил, мы вернули себе традиционные элитные позиции советского хоккея. Теперь от нас все время ждут золота. Что ж, мы готовы работать под таким прессом. - Дебютантами на чемпионате мира стали Анисимов и Куликов.

Продолжится ли тактика введения талантливых молодых хоккеистов в состав первой сборной? - Эту политику мы стали проводить не сегодня. Вспомните, что Кулемин с Емелиным выступали уже на московском мировом первенстве три года назад. В том составе был и еще один игрок "на перспективу", Ваня Непряев, - вот только его карьера, к сожалению, с тех пор пошла вниз. Надеюсь, еще выправится. Важно, чтобы молодые имена появлялись в сборной не искусственно, а из той группы игроков, которая громко стучится в двери национальной команды. За тем же Анисимовым мы наблюдали достаточно долго.

Мой сын, кстати, хорошо знаком с ним, они играли в свое время в одной команде. Он этой весной специально ездил смотреть за Артемом, вернулся с подробным докладом (улыбается). Сын был моими глазами и ушами, да и Назаров после своего турне по НХЛ сообщил хорошую информацию об Анисимове.

Что же касается Куликова, то его кандидатура всплывала перед Олимпиадой в Ванкувере. Круг перспективной молодежи этими ребятами не ограничивается. Вы помните, сколько новых имен появилось в сборной по ходу товарищеских матчей в Италии, апрельского этапа Евротура.

Тот же Тарасенко, например, - огромный талант. Вот только я боюсь, что это поколение уедет за океан и там перестанет прогрессировать, потеряется для сборной. - То есть новыми Овечкиными нынешним юниорам не стать? - Я ни в коем случае не хочу сказать плохого про их талант. Талант есть. Но им должны доверять в НХЛ, давать много игрового времени - а таких гарантий нет. Но мы сами в России обязаны создать им все условия для прогресса!

Например, почему бы в КХЛ не ввести правило, по которому 12 - 15 хоккеистов команды получат односторонние контракты, а остальных можно будет отправлять в фарм-клуб? Это резко повысит конкуренцию. Люди должны биться за место в основе.

Мы многое берем из-за океана - но ведь надо "подгонять" все заимствования под интересы именно российского хоккея. Нужно создавать не только спортивные, но и финансовые условия для мотивации. Приведу один пример.

В свое время, еще работая в ЦСКА, я предлагал одному игроку: приходи к нам на совсем небольшую зарплату, зато бонусы за личные и командные достижения у тебя будут такими, что хороший сезон увеличит твой доход раз в десять. Он взял сутки на размышление, а на следующий день позвонил и сказал: давайте-ка лучше увеличим часть гарантированных выплат. Получать хотят все, зарабатывать - нет. А ведь это напрямую влияет на мотивацию. - Многие критикуют вас за совмещение постов в сборной и клубе. У вас не было искушения снять с себя часть нагрузки по работе в национальной команде и не возить ее на все этапы Евротура?

Скажем, отказаться от работы на сентябрьском и ноябрьском турнирах. - Нет. И в ЦСКА, и в "Салавате" при взаимодействии с руководством клубов мы всегда находили понимание. Работа в сборной - счастье, гордость и все прочие громкие эпитеты. От нее устать невозможно. Еще важно, что от труда в национальной команде мы заряжаемся энергией и новыми хоккейными идеями.

- Прошедший сезон, в котором ваши команды не выиграли ни одного титула, поколебал эту уверенность? - Нет. Выиграть все было бы, конечно, сказкой. Но ощущений того, что на каком-то направлении не хватило сил или душевной энергии, нет. - В Уфе ревнуют к вниманию, которое вы уделяете сборной? - У клуба, конечно, свои интересы. Но ведь выступления "Салавата" в сезоне были вполне достойными - выиграли регулярку, а заложенная нашими помощниками в олимпийский перерыв база позволила неплохо продвинуться в плей-офф. Занятость в сборной ни в коем случае не поставила клуб в ущемленное положение. - Не опасаетесь, что в Уфе вам поставят ультиматум: или башкирская команда - или национальная? - На чемпионате мира были руководители "Салавата".

Во время общения с ними никаких предпосылок к выдвижению таких требований я не увидел. Один из них вообще сказал: "Не обращайте внимания на слухи, работайте спокойно". Приятно чувствовать такую поддержку.