Язык мой – друг мой

Уважаемые друзья! Как мы и обещали, перед вами - продолжение разговора на самую животрепещущую тему - освоение каждым из нас нового языка, возможность его легкого усвоения. Любопытный диалог (а он – один из целого цикла подобных материалов) автора собственной методики, преподавателя школы английского языка «Language Bank» при Artvill Academy Анатолия Синева с менеджером Академии Ириной Асоянц, надеемся, будет вам интересен, а факты из него, уверены, – полезны. Редакция YSR Язык мой – друг мойИрина Асоянц ДЕТЯМ - УЧИТЬСЯ, ВЗРОСЛЫМ - РАБОТАТЬ Ирина: Анатолий, темой нашего прошлого разговора было изучение английского языка взрослыми.

Сегодня мы продолжим его, но несколько в другом аспекте. Тот факт, что дети великолепно усваивают иностранный язык, не прибегая к переводам, грамматике и зубрежке, общеизвестен. Ребенок просто говорит: «Мама я не знаю, как это перевести на русский язык, но надо говорить именно так». Почему же мы, взрослые, такие «неспособные»? Анатолий: Ну, Ира, как же я могу, например, Вас назвать неспособной?

Просто я этот вопрос рассматриваю в иной плоскости. Начнем с чисто объективных факторов. Основой любого процесса обучения является память (я говорю о нервной памяти), физиологическим субстратом которой является головной мозг. Вот я и предлагаю Вам посмотреть, – разумеется, в самых общих чертах – как он работает в режиме восприятия информации, а затем уже выносить или нет такой приговор взрослым. Итак, головной мозг работает, как огромная электростанция, генерируя различные электрические потенциалы.

Измерив, ученые разделили эти потенциалы на четыре группы в зависимости от амплитуды и частоты и назвали эти группы ритмами активности головного мозга. Выделяют четыре группы паттернов: бета, альфа, дельта и тета-ритмы. Для работы головного мозга взрослого человека характерно превалирование первых двух групп: альфа и бета-ритмов. Это ритмы комбинирования и рекомбинирования уже известной, то есть ранее выученной информации. Другими словами, это ритмы использования уже имеющегося опыта в той или иной сфере его приложения. Что же касается детей до 11-12 лет, то у них ведущими ритмами активности мозга являются дельта и тета-ритмы. И. И чем же они отличаются от наших с Вами, Анатолий, родных ритмов?

А. Тем, что это ритмы обеспечивают биоэлектрически беспроблемное восприятие и усвоение любой по модальности новой информации. И. Стало быть, природа сама организовала так, что детям - учиться, а взрослым – работать? А. Абсолютно верно. Разумеется, и методика преподавания, и отношение к ребенку, и, что особенно важно, интересные задания – все это играет огромную роль. Однако исходные позиции, а потому и известные преимущества перед взрослыми, закладывает сама природа. Вот почему изучение иностранного языка лучше начинать примерно с 4-5 лет. А позже, через несколько лет, особенностью возраста 11-12-летних будет еще и то, что к данному периоду в жизни ребенка начинает созревать аппарат логического мышления (заканчивается формирования лобных долей коры головного мозга).

Представляете, какие уникальные возможности у наших детей?! Но если изучение иностранного языка для ребенка состоит из освоения грамматики, разрозненных слов и словосочетаний, то его можно просто “задавить”, он мгновенно потеряет всякий интерес, и даже его тета-ритмы не помогут. Увы, такой подход является данностью многих школ... И. Насколько я понимаю, Анатолий, в отличие от детей взрослые обречены на зубрежку только из-за того, что они – взрослые и безвозвратно упустили свой шанс? А. Ну, нет! Не так уж все и мрачно.

Да, когда мы переезжаем за границу, начинаем изучать новый для нас язык, на головной мозг обрушивается огромный поток информации. И как бы здесь пригодились те самые дельта и тета-ритмы, о которых мы говорили! Но, увы, мы уже не дети.

Что же все-таки можно использовать, спросите Вы? Ближайшее их подобие - альфа-ритм. И. И что это значит, скажем, для меня и любого из нас как для Ваших возможных студентов? А. Альфа-ритм – это принятие всего нелегкого и, казалось бы, негативного, которое, тем не менее, человек способен усвоить и пережить: кардинальных перемен, поражений, горя, вообще, как ни странно, любой новой информации и... в том числе лексики иностранного языка. В настоящее время многие терапевтические техники основываются на этом факторе как на разумной возможности перестать сражаться с самим собой - надо просто продолжать жить, видеть жизнь и радоваться ей. Вот вам реальный выход из депрессии, понижение уровня тревожности и страха.

Это не моя тема, но как пример я бы указал на серию книг Де-Сильвы, который феноменом альфа-ритма пытается объять все возможное и невозможное в нашем практическом мире. И. А как нам научиться получать и копить эти самые ритмы, так, оказывается, необходимые в нашей порой нелегкой жизни? А. Я могу сказать, что существуют две базовые техники для научения мозга генерировать этот ритм в увеличенной популяции – это релаксация и медитация. И. О, да, я слышала о такой технике. На некоторых курсах преподаватели советуют своим студентам закрыть глаза и под фоновую музыку прослушивать учебный текст.

Это то самое, Анатолий? А. Да. Вне зависимости от того, осознают ли преподаватели то, что они хотят сделать и чего достичь, они апеллируют именно к паттерну альфа-ритма. Как только мы закрываем глаза и расслабляемся, головной мозг автоматически переключается из бета на генерирование альфа-ритма. По мере того, как студенты упражняются в достижении релаксированного состояния, все больше паттернов альфа-ритмовой активности можно увидеть при ЭЭГ-регистрации. Студент становится спокойнее, увереннее, свободнее. Неизвестно как, но через правое полушарие (доминантное во время релаксации и медитации) альфа-ритмы достигают глубин нашего подсознания и врачуют, заглаживают напряжения, травмы, обиды. И появляется их обратная сторона – спокойствие.

Информация, введенная таким образом, проходит мимо фильтров критического восприятия и оценки, что всегда характерно для взрослого человека в обычном состоянии сознания. И. Я знаю, что этот метод часто сейчас применяется. Насколько это полезно в случае умелого подхода, я уже поняла. Ну, а если преподаватель - не профессионал и все же берется за это? А. При всей кажущейся простоте техники релаксации я бы я отметил, что здесь мы работаем на уровне тонких ощущений. И если ведущий сеанса релаксации не прошел сам через все базовые глубинные ощущения, то тогда никакая инструкция не поможет, и нужный процесс просто не пойдет. И. И если это так, то что произойдет?

А. А ничего не произойдет. Просто будет налицо обоюдный откровенный фарс. И притворство это не даст желаемых результатов, как это будет в первом случае. И. Оказывается, не нужно чрезмерно дискомфортных перенапряжений, можно, отдыхая, помочь себе?.. Как это заманчиво! Но как же, собственно, работа с языком: разговор, игры и пр.? Ведь просто, сидя с закрытыми глазами, не заговоришь! А. Разумеется.

Мы проскочили мимо самого первого ритма – бета. Это ритм восприятия разнообразного по модальности сенсорного потока информации. Прошли мы также мимо и тета-ритма. Чем он важен в этапе конечной обработки информации - мы уже говорили в предыдущей беседе. Однако он чрезвычайно важен и в нашей работе на занятии. Это ритм вовлеченности в процесс решения проблемы.

Это ритм поисковой активности. Если человек не интересуется проблемой и способами ее разрешения, тогда угасает ориентировочный рефлекс, а активность гиппокампа переходит в другой биологический спектр. И. Что же это все значит на практике? Как я понимаю, мы прочно запоминаем только то, что нам интересно, над чем бились и, наконец, нашли решение. И наоборот. А. Да, именно так. Если величина мотивационного возбуждения падает, то гиппокампальный тета-ритм не передается другим структурам мозга, участвующим в формировании кратковременной памяти, и мы, разумеется, информацию не запоминаем.

Наша психика решает, что в настоящее время именно эта информация не актуальна, стало быть, и запоминать ее незачем. Какие же следуют выводы? В практике преподавания должны быть, прежде всего, интересные задания. Такие задания не могут стать однозначно-скучными: типа прочитали - перевели. Иногда преподавателю даже рекомендуется прервать задание, выполняемое группой, но на самом интересном месте.

Таким образом, в подсознании отмечается, прежде всего, пик мотивационного возбуждения, и, стало быть, информация в самом полном виде записывается в кратковременной памяти. В любом случае нельзя отстраненно следить за ходом учебного процесса, надеясь при этом, что информация запомнится. И снова мы можем вернуться к детским тета-ритмам.

Дети запоминают потому, что им интересно, потому что они играют, а игра – для них сама жизнь. И. Как все это интересно, хотя беседа наша скорее похожа на научную лекцию! А. Грешен, немного увлекся. Но в следующий раз мы коснемся более захватывающей темы: почему одним из нас язык дается легко, а другим, увы... И. Можно не продолжать, многие из нас, “новых канадцев”, знают это на собственном опыте. А. Да, и главное - что же с этим делать?

Я утверждаю, что при определенных условиях языковые способности проявляются абсолютно у всех! И. Что же, звучит вполне обещающе. Спасибо Вам, Анатолий, за это. И, поступая по Вашему “правильному” принципу - остановиться на самом интересном месте, - давайте на этой оптимистической ноте и прервемся.…Тем более, что поднимаемая Вами тема и стиль Вашего, Анатолий, изложения уже заинтересовали многих читателей (знаю это по звонкам в редакцию). И поэтому продолжение следует…