Заразная экономия. В воздухе витает эпидемия заблуждения

Оценки кризиса с государственным долгом в Европе часто содержат слово заражение, отражающее опасения, что финансовая паника может перекинуться из одной страны на другие, поставив под угрозу их политическую и экономическую стабильность. В эти дни, однако, в воздухе витает другая зараза эпидемия заблуждения. Она распространяется через национальные границы, и ведущие чиновники по всему миру призывают к абсурдным мерам по затягиванию поясов в период рецессии. Вирус добрался до Великобритании, где премьер Дэвид Кэмерон недавно объявил о масштабных сокращениях госпрограмм, чтобы уменьшить госрасходы на 20%. В ответ на утверждение, что такие меры экономии убили бы все надежды на полное экономическое оздоровление, Кэмерон при поддержке нового либерально-консервативного правительства сослался на опыт Канады, произведшей подобные сокращения в 1990-х. Согласно расхожему мнению, те сокращения помогли стране перейти от огромного бюджетного дефицита к профициту и при этом укрепить экономический рост. Однако все было не так просто. Как отмечал Маршалл Ойербек из Института Рузвельта, Канада сумела компенсировать негативные последствия финансовой экономии за счет наращивания экспорта в США, экономика которых переживала бум в 1990-х. Но Ойербек не заметил, что тот экспортный бум также позволил Канаде девальвировать свою валюту по отношению к денежной единице своего ведущего торгового партнера. Как показывает график, эта девальвация дала Канаде возможность осуществлять меры финансовой экономии, избегая при этом сокращения экономики. Чиновники в ведущих мировых экономиках должны извлечь из этого следующий урок: как и их канадские коллеги, они так же могут уменьшить госрасходы, не спровоцировав новый экономический спад.

Все, что им нужно для этого сделать, это девальвировать свои валюты по отношению к Ох, постойте, это же невозможно. Кроме того, следует заметить, что (в отличие от сегодняшнего дня) центральные банки по всему миру не оказались в ловушках ликвидности в 1990-х. И Банк Канады мог и применял на практике компенсирование сокращений госрасходов за счет более либеральной денежной политики, что и показывает график. С того момента, как разразился глобальный финансовый кризис, некоторые наблюдатели (включая меня) пытались объяснить, что необходимо с осторожностью опираться на исторические прецеденты при разработке политики.

В зависимости от контекста одна и та же политика может привести к очень разным результатам. Но вот через два года после начала кризиса, к сожалению, создается ощущение, что мы разговаривали со стенкой. Как тут не разочаровываться. Комментарии читателей с сайта nytimes.

comВ 1990-х в Канаде только и говорили, что о бедах, которые несут хедж-фонды и валютные спекулянты, опускающие канадский доллар ниже соответствующей отметки. Оглядываясь на прошлое, понимаешь, что, возможно, слабый доллар и вправду помог Канаде, когда ей это было необходимо. T., ВанкуверГосподин Кругман, вам следует учитывать, что меры экономии, на которые пошла Канада в 1990-х, не были такими жесткими, как это преподносилось. Существенная доля сокращений затронула выплаты провинциям, которые сами должны финансировать большинство социальных программ в стране.

Федеральное правительство рапортовало о профиците, а канадские провинции в конце концов на годы погрязли в огромных дефицитах. Без имени, МонреальМеры экономии более эффективны в малых странах, таких как Ирландия, чем в больших государствах типа Франции или США, экономики которых скорее больше зависят от внутреннего спроса, чем от экспорта. В таких более крупных экономиках падение экономического роста могло бы привести к негативному сокращению внутреннего спроса. Serge dAgostino, ФранцияГосподин Кругман, вам удалось доказать только одно: если канадцев обманом заставить согласиться на уменьшение зарплаты и цен через обесценение денег, они смогли бы продавать больше товаров. А такой трюк безнравственен.

Кроме того, австрийские экономисты неоднократно демонстрировали, что искусственно приближенные к нулю учетные ставки это путь к катастрофе. Ответственность за нынешний кризис лежит на вас, господин Кругман, и на кейнсианцах. Bob Roddis, МичиганГосподин Кругман, стенка, с которой вы разговариваете, кажется очень крепкой и непроницаемой для логики. Вам следовало бы задаться вопросом: кому это выгодно?

В плане долларов представляется, что потерянное десятилетие подкосило бы богатых с их промышленностью и холдингами. Но что касается власти, сыплющаяся экономика разрушается не так же быстро и не с такими же последствиями для тех, кто стоит на вершине. Frank Adrian, Орегон